Пилот сам рассказал, как он... погиб
Пилот сам рассказал, как он... погиб
Через год после того, как Линдберг совершил перелет через Атлантику из Нью-Йорка в Париж, двое отчаянных британцев решили сделать то же самое, но в обратном направлении - с востока на запад, что считалось более опасным из-за сильных встречных ветров. 13 марта 1928 года капитан Хинчклифф, ветеран Первой мировой, и Маккей, актриса и пилот, взлетели с аэродрома в Линкольншире на самолете «Индэвор». С того дня о них никто ничего не слышал.
Полное имя летчика-истребите-ля было Уолтер Джордж Реймонд (Рей) Хинчклифф. Родился в Ливерпуле в 1894 году, был бесстрашным асом Королевской военно-морской авиации. Во время Первой мировой капитан Хинчклифф был ранен, потерял глаз, его наградили крестом «За летные боевые заслуги». На момент гибели налетал 8000 часов - больше, чем любой другой пилот того времени. Жена и друзья звали его просто Рей, а сослуживцы - либо Хинч, либо Клифф.
Итак, он и его спутница вылетели с аэродрома 13 марта. А14 марта полковник Хендерсон и командир эскадрильи Олдмэдоу, два друга Хинчклиффа из Королевских ВВС, находились в Атлантике на судне, следующем из Южной Африки в Англию, и не имели понятия о полете своего друга. Олдмэдоу проснулся в 2 часа пополуночи, когда в дверь его каюты вдруг забарабанил Хендерсон. «Хинч только что был в моей каюте! - воскликнул взволнованный полковник. - С повязкой на глазу и все такое. Это было ужасно! Он все время твердил одно и то же: «Хенди, что же мне делать? Что мне делать? Со мной эта женщина, а я сошел с маршрута. Я пропал!» Потом он исчез - прямо перед моими глазами. Просто исчез!»
Пришлось налить Хендерсону шотландского виски, чтобы он, наконец, успокоился.
Три дня спустя эти двое узнали, что Хинч пропал без вести. Тогда-то они и рассказали историю о его ночном появлении в каюте судна.
Эмилия, жена Хинчклиффа, осталась с двумя детьми и скудными средствами: хотя Рей застраховал свою жизнь, жена не могла получить страховку, так как местонахождение соответствующих документов не было известно – Рей держал их в некоем безопасном месте.

Первые контакты

17 дней спустя, вечером 31 марта, почтенная госпожа Беатрис Эрл сидела у себя дома над планшеткой, используемой обычно на спиритических сеансах, - надеялась получить весточку от своего погибшего сына. Вместо этого буквы сложились в очень странный текст: «Вы можете помочь человеку, который утонул». Она спросила, кто вышел с ней на связь, и получила ответ: «Я утонул вместе с Элси Маккей». Г-жа Эрл спросила, как это случилось. Последовал ответ: «Туман... штормовые ветры... вниз с большой высоты...» Неизвестный далее уточнил, что во время полета он ушел к югу от подветренных островов, а теперь просит передать его жене, что хочет говорить с нею.
Хотя г-жа Эрл читала об исчезновении «Индэвора», ей не хотелось становиться дурным вестником для жены погибшего - она даже и не пыталась искать ее.
11 апреля г-жа Эрл опять сидела за гадальной доской, и Хинчклифф снова вышел на связь -умолял передать весточку его жене, назвал город и имя своего поверенного. Обдумав ситуацию, Эрл отправила письмо Эмилии Хинчклифф и одновременно - сэру Артуру Конан Дойлу, самому известному спиритуалисту Великобритании.
Эмилия прочла письмо, но, поскольку не верила ни в спиритизм, ни в жизнь после смерти, она его проигнорировала. Да ведь и друзья сказали, что на маршруте ее мужа не было никаких подветренных островов...

Помог Конан Дойл

А вот Конан Дойл - тот заинтересовался! Проверил карты и прикинул, что Хинчклифф, возможно, сбился с курса в сторону Азорских островов. Он свел г-жу Эрл с ирландским медиумом Эйлин Гарретт (известной также как Джейн Сэвидж или Джин Литтл), которая жила тогда в Лондоне. На своих сеансах она пользовалась особым переговорным устройством наподобие рупора, из которого и доносились потусторонние голоса. Слышать их могли все присутствующие.
Когда Гарретт вошла в транс, из рупора послышался голос Увани, руководившего ею духа. Его спросили, может ли он сказать что-либо о капитане Хинчкпиффе. Увани ответил: «Да. Он уже некоторое время возле вас».
Г-жа Эрл спросила, что же случилось с Хинчкпиффом. Увани сказал, что пилот отклонился от своего курса далеко к югу. После паузы голос, приходящий через рупор, изменился - заговорил сам Хинчклифф. Госпожа Эрл спросила, страдал ли он, и тот ответил, что нет, поскольку все случилось слишком быстро. И повторил, что ему нужно поговорить с женой...
Прошел месяц, прежде чем информация об этом сеансе достигла Конан Дойла.
Тот написал Эмилии о контакте с ее мужем. Эмилия не могла проигнорировать письмо от столь известного человека, как Конан Дойл. Она немедленно написала г-же Эрл о своем приезде.
За чаем госпожа Эрл объяснила, что надежнее будет связаться с мадам Гарретт.

Сомнения Эмилии

22 мая 1928 года Эмилия уже сидела в лондонском объединении спиритуалистов. Как было принято, г-же Гарретт не сказали, кто такая Эмилия. А поскольку та знала стенографию, она вызвалась вести подробные записи всего происходящего.
Гарретт вошла в транс, и послышался голос Увани. «Он показывает мне портреты, - сказал Увани. - И упоминает имя Джоан, маленькой Джоан... Рассказывает, что в тот день был полон сил, несся на большой скорости. Ему было 33 года. Он погиб, когда летел на самолете. Говорит, что никто в этом не виноват».
Хотя Рей назвал свою дочь «маленькой Джоан» и ее возраст был назван правильно, Эмилия не могла избавиться от скепсиса - подозревала, что при желании эту информацию можно было добыть заранее.
Но Увани тогда сказал и еще кое-что важное: что у вышедшего на связь какая-то проблема с глазом, и этот человек, должно быть, - ее муж, он то и дело указывает на обручальное кольцо на ее пальце. Потом Рей сообщил о некоторых специфических особенностях его собственных часов, которые были у него на руке в момент гибели, а также о часах Эмилии - информация, которую сама Эмилия сочла весьма доказательной. И еще Увани сказал тогда, что «он упоминает имена «Герман» и «Вильгельм» - он видел здесь их обоих и общается с ними...».
Эмилия тотчас вспомнила Германа Гесса, близкого друга своего мужа, - Гесс потерпел крушение в 1925 г. Вспомнила и Вильгельма Гепнера, также погибшего в 1926 г.
Теперь Эмилия уже начинала верить, что все это реальность...

Подробности

На том сеансе были также сообщены подробности о неполадках в самолете, причем слышался то голос Увани, то голос Хинчклиффа: «...Левая распорка ломается... Самолет парит над водой... В 3.00 надежды покинули его... Ужас от того, что никогда... Но мучение... Думал каждые полчаса, что это мог бы быть конец... Должен был изменить курс... Я действительно шел на юг, скажите моей жене. Ей я сказал, что полечу на север. А к югу пошел преднамеренно. Я не сбивался с курса - точно знал, где нахожусь, а пошел туда в надежде, что найду землю...»
Подробностей все прибавлялось, и голос Рея, казалось, окреп. «Ты виделась с Брэнкером? Он наверняка сказал тебе, чтоб не надеялась больше. Я проклинаю себя, что не послушался Брэнкера. Я пошел на это вопреки всему. Все мне говорили, что погода плохая... Я утонул через 20 минут после того, как покинул место аварии».
Хотя ни один из фактов о гибели ее мужа не мог быть проверен, на сеансе Эмилия услышала достаточно много специфических подробностей - ссылки на их часы, на фотографию их дочери, которая была при нем во время полета, на гибель двух его друзей, на сэра Сефтона Брэнкера, который помогал Эмилии, Словом, теперь она была уже убеждена, что все это не подтасовка.
И тут в разговор вновь вступил Увани. Он заговорил о том, что Эмилию, видимо, волнуют финансы, но скоро она получит хорошие новости.
После паузы Увани передал еще одно важное заявление от Рея: «Скажите им всем, что никакой смерти нет, а есть вечная жизнь. Жизнь здесь - это всего лишь путешествие и изменение условий».

Подтверждения

Эмилия договорилась о следующей встрече с мадам Гарретт на 24 мая, но на сей раз приняла особые меры предосторожности - присоединилась ко всем лишь после того, как Гарретт вошла в транс. Рей на этот раз упомянул Бетти женщину, которая заботилась об их детях, привел некоторые подробности об их доме, а потом упомянул, что как раз перед полетом заменил на самолете свечи зажигания на другую марку. Это было нечто такое, о чем Эмилия ничего знать не могла, зато могла проверить (и позже она уточнила это у одного из механиков). Муж также упомянул, что оставил две пары своих запонок в коробке в буфете, - этого Эмилия тоже не знала, пока не вернулась домой, где и нашла подтверждение этому факту. Неделей или двумя позже Эмилия убедила г-жу Эрл снова воспользоваться гадальной планшеткой и привела с собой капитана Джона Морхема, который дружил с Реем. Во время этого сеанса Рей передал кое-какую техническую информацию о своем самолете, а этого, по мнению Эмилии, не могла знать г-жа Эрл. Зато знал и понимал Морхем.
В конце сеанса Рей сказал жене, что ей следует заглянуть за выдвижной ящик в левой части его стола, там она найдет документы, которые безуспешно искала, они касаются их дома и страховки. Вернувшись домой, Эмилия действительно нашла документы именно в том месте.
«Временами наша жизнь на земле была такой веселой! - сказал пилот Хинчклифф коллеге Морхему. - Но здешняя жизнь намного свободнее. Будь добрым к моей жене. Я беспокоюсь, чтобы у моего ребенка, у моей любимой. Джоан, все было хорошо...»

Вместо эпилога

После этого сеанса Рей продолжал общаться с Эмилией исключительно через Эйлин Гарретт. Иной раз он даже предупреждал об авиакатастрофе, в которой могут погибнуть люди. И его предсказания всегда сбывались...
Вся эта история была изложена журналистом Джоном Фуллером в книге под названием «Авиатор, который не хотел умирать». И в ней рассказано, как в тот день по другую сторону Атлантики пять тысяч человек ожидали прибытия героического летчика, но тщетно. Никаких следов крушения не нашли...

Или нашли?

В августе 1928 года, через пять месяцев после исчезновения «Индэвора», на берег в Северном Уэльсе выбросило бутылку, в которой оказалась записка: «Прощайте все. Элси Маккей и капитан Хинчклифф. Падаем вниз в тумане и шторме». Никакой даты в записке не было, и никто не пытался проверить, подлинная ли она.
Выяснилось также, что через пять часов после вылета самолет видели над Ирландией, и кроме того, с двух судов люди заметили его над Атлантикой.
Но что за женщина летела вместе с Хинчклиффом? Почему на рейс она зарегистрировалась под именем Гордон Синклер? И почему ее семья считала, что она летит в Индию, где работал тогда ее отец, а не в Америку?
Оказывается, Элси Маккей была дочерью лорда Джеймса Маккея, миллионера и графа. Более известная как киноактриса Поппи Уин-дэм, она снялась в восьми фильмах, но очень увлекалась авиацией. Это она купила в США и переправила в Англию самолет, который назвала «Индэвор», а потом уговорила Хинчклиффа на эту авантюру - экзальтированной особе уж. очень хотелось стать первой женщиной, совершившей трансатлантический перелет! Отец был категорически против этой затеи, и тогда Элси решила сделать все втайне: родственников она убедила, что летит к отцу в Индию, и воспользовалась псевдонимом.
...А недавно один итальянец рассказал, что, путешествуя по Англии на своем мопеде, случайно заглянул в придорожный бар неподалеку от Линкольна, и там на стене прочитал историю летчика Уолтера Р. Хинчклиффа. В баре же итальянцу рассказали, что здесь бывает призрак погибшего пилота: этот высокорослый летчик с повязкой на глазу уж очень любил сюда захаживать... при жизни...Автор: А.Галицкая
Источник: "Интересная газета. Оракул" №4 2014 г.
Опубликовано 17 апреля 2014 | Прочтений 3193

Комментарии
Периодические издания


Информационная рассылка:

Рассылка The X-Files ... все тайны эпохи человечества



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества