Леонардо
Леонардо
Небесным произволением на человеческие существа воочию проливаются величайшие дары, зачастую естественным порядком, а порой и сверхъестественным; тогда в одном существе дивно соединяются красота, изящество и дарование, так что к чему бы ни обратился подобный человек, каждое его действие носит печать божественности, и, оставляя позади себя всех прочих людей, он обнаруживает то, что в нем действительно есть, то есть дар Божий, а не достижения искусства человеческого.
Так начинает жизнеописание Леонардо да Винчи биограф Джорджо Вазари, который, по сути, повторил легенду, созданную в какой-то степени самим художником. Собственно, это отвечает и одному из главных принципов Ренессанса, его эстетики и философии, провозглашающему свободу человеческой личности, которая в своих устремлениях может уподобиться ангелам и даже Богу. Речь идет о сотворении человеком самого себя, о чем не раз говорил выдающийся мыслитель той эпохи Пико делла Мирандола.
Леонардо был незаконнорожденным сыном флорентийского нотариуса из городка Винчи. Среди его многочисленных записей автобиографического характера нет воспоминаний о детстве. Он покинул городок Винчи лет в шестнадцать, после того как отец отдал его для обучения в мастерскую известного художника Андреа дель Верроккьо.
Эта пора, вплоть до 30-летнего возраста, когда Лоренцо Медичи обратил внимание на молодого музыканта, изобретателя чудесной лютни в форме лошадиного черепа, и отправил его в Милан, покрыта тайной неведомого миру созревания универсального гения.
Похоже, Леонардо был в определенной степени самоучкой, которого во Флоренции не воспринимали всерьез. Но из его письма к герцогу Миланскому Лодовико Моро, одобренного Лоренцо Медичи, явствует, что «...его познания полезны и для ведения войны, а в мирное время в зодчестве, в устройстве каналов и водопроводов, а также в искусстве ваяния из мрамора, меди, глины. В живописи он может исполнить какие угодно заказы не хуже всякого другого, кто бы ни был».
Отъезд в Милан в 1482 году стал для Леонардо знаменательной вехой в его жизни. Остались позади годы ученичества, художник обрел свободу, о которой давно мечтал. Тем более что природа щедро наделила его и физической красотой, и силой, и всеми мыслимыми дарованиями, включая игру на лютне и пение, что особенно ценилось при дворе герцога Миланского.
Среди ранних работ Леонардо — «Портрет Джиневры Бенчи», от которого сохранилась лишь верхняя часть с удивительным пейзажем. Известно, что Джиневра 15 января 1474 года вышла замуж. Возможно, заказ портрета был приурочен к свадьбе, но работа Леонардо, как это обычно происходило, могла продолжаться еще долго. На портрете мы видим от-
нюдь не девушку семнадцати лет, невесту, а молодую женщину, чем-то потрясенную, с неподвижным взглядом и сжатыми губами на фоне символического пейзажа. Интересно, что на оборотной стороне портрета со всей тщательностью выписана эмблема Джиневры — веточка можжевельника, окруженная сплетающимися ветвями лавра и пальмы, которые оплетены лентой, с девизом: «Форма украшает добродетель».
«Портрет Джиневры Бенчи» — один из шедевров Леонардо да Винчи, полный сокровенного и даже священного смысла. Тогда же была написана картина «Мадонна с цветком», с нимбами над головой матери и ребенка. В ее позе такая свобода, какую редко удается передать в живописном произведении.
К числу высших созданий Леонардо да Винчи, к ренессансной классике в чистом виде можно отнести и «Мадонну Литту», созданную в Милане. Женский тип лица, присущий образам Леонардо, здесь схвачен практически идеально. Ничего лишнего. Красное платье и голубая накидка, гармонирующая с высоким небом в проемах двух окон, идеально подчеркивает подлинную красоту земной женщины, именно женщины эпохи Возрождения.
В Милане Леонардо, вращаясь в свете при дворе герцога, пишет портреты светских дам, живет на широкую ногу, заводит собственную конюшню, что не всегда позволяли средства, поскольку он по обыкновению часто затягивал работу, а то и просто не заканчивал, увлекаясь все новыми замыслами. По отношению к своим покровителям он чувствовал себя совершенно свободным. И все это было только проявлениями артистизма гениальной личности — как в жизни, так и в творчестве.
Подобным образом Леонардо относился и к Боту, которого упоминает в записях скорее в метафорическом или чисто поэтическом смысле. Сохранилось свидетельство Вазари, что в более поздних изданиях его «Жизнеописаний наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих» опускалась фраза: «И он образовал в своем уме столь еретическое учение, что не зависел уже ни от какой религии, желая быть более философом, чем христианином».
Леонардо, в отличие от Боттичелли и Микеланджело, словно не заметил Платоновой академии во Флоренции, что говорит, конечно же, не о его невежестве, а о самостоятельности мысли. Для неоплатоников смерть означает освобождение души из темницы тела и возвращение ее на родину, что вполне соответствует христианскому вероучению. У Леонардо, наоборот, смерть означает избавление и возвращение на родину элементов, которые освобождаются, когда душа перестает связывать их воедино.
«Так рассмотри, — пишет Леонардо, — надежду и желание вернуться в первое состояние, подобное стремлению мотылька к свету. Человек с непрестанным желанием и всегда с радостью ожидает новой весны, всегда нового лета, всегда новых месяцев и новых годов... И он не замечает, что желает своего разрушения; но это желание есть квинтэссенция, дух элементов, которые, обнаруживая себя запертыми душою, всегда стремятся вернуться из человеческого тела к своему повелителю».
У Леонардо все перевернуто: элементы оказываются носителями жизни, как у античных натурфилософов, а душа их запирает в человеческом теле. Но душа — активное начало. В самом деле, она подчиняет элементы, т. е. материю, и от видимого материализма ничего не остается.
...Больше 10 лет провел в Милане Леонардо, пока не получил исторический заказ исполнить на стене трапезной миланского монастыря Санта-Мария делле Грацие фреску «Тайная вечеря». То, что он не успел осуществить в замысле более ранней картины «Поклонение волхвов», теперь обретало душу в уникальном сюжете, к которому и ранее обращались мастера кисти.
«Тайная вечеря» в ее первозданном виде светилась яркими красками, отличаясь гениальной простотой классического стиля Высокого Ренессанса, которая затем проступит в творениях Микеланджело и Рафаэля. Среди первых зрителей был математик Лука Пачоли, друг Леонардо, автор труда «О божественной пропорции». Ученый писал в 1498 году: «Образ Спасителя исполнен со страстью и вдохновением. Невозможно представить себе апостолов более внимательными, когда они услышали страшную правду Его слов: «Один из вас предаст меня». Их позы и жесты показывают, с каким искренним удивлением, полным горя, они разговаривают. Так прекрасно своей искусной рукой изобразил это наш Леонардо».
Иное суждение принадлежит генеральному викарию кармелитов, который сообщал из Флоренции в 1501 году Изабелле д’Эсте, принцессе Мантуанской, портрет которой так и не был закончен: «Насколько я могу судить, жизнь Леонардо непредсказуема и прихотлива; кажется, он живет, как придется». Это проницательное определение, ибо ни при жизни, ни после смерти Леонардо никто так и не приблизился к пониманию его необъятной личности, которая оставалась закрытой даже в своих художественных и научных прозрениях.
Без всякого преувеличения необходимо признать, что способности и возможности Леонардо были сверхъестественными. Поневоле возникает мысль, а был ли он человеком вообще? Существует версия, что да Винчи мог проникать в параллельные миры, где черпал идеи своих многочисленных изобретений. В то время они действительно воспринимались как чудо. К примеру, в его «Дневниках» имеются наброски птиц в полете, для выполнения которых необходимо было располагать, по меньшей мере, кадрами замедленной киносъемки.
Он вел весьма странный дневник, обращаясь в нем к себе самому на «ты», отдавая распоряжения и приказы себе, как слуге или рабу. Складывается впечатление, что в нем жили как бы две личности: одна — всем известная, дружелюбная, не лишенная некоторых человеческих слабостей, другая — невероятно скрытная, никому не известная, которая командовала им и распоряжалась его поступками.
Чтобы обострить свое восприятие мира, улучшить память и развить воображение, Леонардо практиковал специальные психотехнические упражнения, восходящие к эзотерическим практикам пифагорейцев и даже... к современной нейролингвистике. Он как будто знал эволюционные ключи к тайнам человеческой психики. Так, один из секретов Леонардо да Винчи заключался в особой формуле сна: он спал по 15 минут каждые четыре часа, сокращая, таким образом, свой суточный сон с 8 до 1,5 часа. Благодаря этому гений экономил сразу 75 процентов времени сна, что фактически продлило время его жизни на два-три десятилетия!
И через пять столетий загадки и тайны художника не перестают удивлять наших современников. Итальянские исследователи недавно обнаружили тайную мастерскую Леонардо да Винчи. Она находится в здании мужского монастыря Св. Аннунциаты в самом центре Флоренции, где монахи из ордена Служителей Девы Марии сдавали монастырские комнаты именитым гостям. О существовании мастерской знали давно, известно было также, что Леонардо не раз останавливался в этом монастыре.
За распечатанной дверью оказалась лестница, датируемая 1430 годом, работы флорентийского скульптора и архитектора Мичелоццо Бартоломео. Она вела в пять комнат, в которых обитал Леонардо со своими учениками. Самая большая комната с двумя окнами была спальней. Кроме нее была еще смежная потайная комната, где мастер работал сам. Остальные комнаты служили мастерской для Леонардо и его нескольких учеников.


Местонахождение мастерской было идеальным. Монастырская библиотека содержала коллекцию из почти 5 тысяч рукописей, очень интересовавших да Винчи. Неподалеку находился госпиталь Св. Марии, где он мог заниматься анатомированием трупов.
Бесспорным доказательством того, что в мастерской занимался Леонардо, являются находящиеся в ней фрески, которые вызывают ассоциации с другими работами мастера. Это подтверждают и компьютерные исследования. Кстати, семья богатого купца Франческо дель Джокондо имела в монастыре Св. Аннунциаты часовню. Вполне возможно, что именно там великий живописец встретил жену купца Лизу Черардини, которая послужила художнику моделью для написания знаменитой Джоконды.
Над разгадкой улыбки Моны Лизы исследователи бьются уже много лет. Едва ли не ежегодно тот или иной ученый сообщает, что тайна раскрыта. Некоторые считают, что разница в выражении лица Джоконды зависит от личного восприятия каждым человеком. Кому-то оно кажется грустным, кому-то задумчивым, кому-то лукавым, а кому-то даже зловещим. Другие же считают, что Джоконда вообще не улыбается.
Кое-то из исследователей полагает, что дело в особенностях художественной манеры автора. Якобы Леонардо так накладывал краски, что лицо Моны Лизы кажется изменчивым в разных ракурсах. Есть и такое утверждение: художник изобразил на полотне самого себя в женском обличье. Иная, совсем уж невероятная версия: художник вроде был бисексуалом и не себя изобразил, а своего ученика и помощника Джиана Джакомо Капротти, который находился рядом с ним в течение 26 лет. В пользу этой версии приводят тот факт, что Леонардо оставил эту картину ему в наследство, когда скончался в 1519 году.
Особое мнение высказывают медики. Стоматолог и по совместительству эксперт по живописи Джозеф Борковски считает, что выражение лица Моны Лизы типично для людей, потерявших передние зубы. А японский доктор Накамура обнаружил поражение уголка левого глаза Джоконды и сделал вывод, что она предрасположена к сердечным заболеваниям и страдает астмой.
Еще одну версию о параличе лицевого нерва выдвинули отоларинголог Азур из Окленда и датский врач Финн Беккер-Христиансен, который предложил обратить внимание на то, что Джоконда правой стороной улыбается, а левой гримасничает. А вот по заключению британского врача Кеннета Кила, на портрете просто-напросто передано умиротворенное состояние беременной женщины.
Говорят, что именно портрету Джоконды великий художник обязан своей смертью. Многочасовые сеансы настолько изнурили великого мастера, что как только картина была написана, Леонардо не стало.
Как известно, Леонардо был левшой, писал справа налево в зеркальном изображении. Ранние его записи абсолютно невозможно прочесть, однако со временем зеркальное письмо обрело форму, хотя почерк так и остался неразборчивым. Установив начертания отдельных букв, некоторые исследователи научились читать его справа налево. Однако художник, кроме того, имел привычку писать по слуховому методу — то разделял слоги, то неожиданно соединял несколько слов в одно.
Еще одна особенность Леонардо да Винчи: он никогда не спешил закончить произведение, считая, что незавершенность является непременным качеством жизни. Иными словами, окончить — значит убить!
Медлительность творца была удивительной, свои полотна он писал годами. Мог сделать два-три мазка и удалиться на неделю или месяц из города, скажем, благоустраивать долины Ломбардии или создавать аппарат для ходьбы по воде.
Многие значительные произведения были испорчены водой, огнем, варварским обращением, но художник никогда не исправлял повреждений, словно давал право жизни, судьбе самой распоряжаться его творчеством.
Среди прочих дарований Леонардо — мастерское владение различными фокусами мистического свойства. Он мог вызывать из кипящей жидкости многоцветное пламя, вливая в нее вино. Легко превращал белое вино в красное. Одним ударом ломал трость, положенную на два стакана, не разбив ни один из них. Наносил на конец пера немного жидкости — и буквы на бумаге становились черными и т. д.
Чудеса, которые показывал Леонардо, настолько впечатляли современников, что его всерьез подозревали в служении черной магии. К тому же художника постоянно окружали какие-то сомнительные личности вроде Томазо Джованни Мазини, механика, ювелира и одновременно адепта тайных наук.
Многое из того, что делал Леонардо, тщательно зашифровывалось с целью постепенного раскрытия идей для будущих исследователей. К примеру, ученые только недавно смогли разобраться в проекте его самодвижущейся тележки и ее смоделировать. По сути, это был предшественник современного автомобиля. В целом же изобретения и открытия да Винчи охватывают множество областей знаний (более 50!), предвосхищая направления развития современной цивилизации.
В 1499 году Леонардо для встречи французского короля Людовика XII сконструировал деревянного механического льва, у которого после нескольких шагов распахивалась грудная клетка, и перед глазами изумленных зрителей представали букеты цветущих лилий. Леонардо является изобретателем скафандра, подводной лодки, парохода, ластов. У него есть рукопись, которая описывает принцип погружения на большую глубину без скафандра благодаря использованию особой газовой смеси (секрет которой был уничтожен).
Чтобы изобрести подобный аппарат, требовались хорошие знания биохимических процессов человеческого организма, которые совершенно не были известны в то время. Леонардо первым предложил устанавливать на бронированных кораблях батареи огнестрельных орудий (идея броненосца), изобрел вертолет, велосипед, планер, парашют, танк, пулемет, отравляющие газы, дымовую завесу для войск, увеличительное стекло (за 100 лет до Галилея). Кроме того, да Винчи предложил конструкции текстильных машин, ткацких станков, машин для изготовления иголок, мощных подъемных кранов, систем осушения болот посредством труб, арочных мостов. Он создал чертежи воротов, рычагов и винтов, предназначенных для поднятия огромных тяжестей. Поразительно, что ученый подробно описал эти машины и механизмы, несмотря на то, что его изобретения совершенно невозможно было воплотить в жизнь (никто еще не изобрел шарикоподшипников, хотя сам Леонардо имел соответствующие чертежи).
В 1939 году в Милане открылась выставка технических новаций великого изобретателя, побывавшая в разных странах. Помимо этого существуют небольшой музей в доме, где родился Леонардо, галерея в том же Милане, выставки и библиотеки в разных уголках Италии, Англии, других стран Европы. Да и в частных коллекциях находится немало еще не изученных конструкций загадочных машин.
Существует список из 1200 больших листов, заполненных рисунками и объяснениями. Позже он был сокращен до 400 листов Помпеем Леоне, скульптором Испанского двора, который в XVI веке обобщил и сохранил его. После смерти Леоне в 1608 году раритеты были выставлены в Миланской библиотеке Амвросия. Во время наполеоновских войн этот список оказался в Париже, откуда в 1815 году снова вернулся в Милан, где находится в настоящее время.
Известен Леонардо и как изобретатель оружия с разнообразными техническими новинками, основанными на использовании небольших стволов и легко транспортируемых секций. Он придумал механизм прицеливания, которого в его эпоху практически не существовало: артиллеристы обычно прицеливались с помощью большого пальца, который они выставляли перед дулом пушки. Среди его изобретений можно назвать морское орудие и колокол, рисунки которых, если не знать, что они принадлежат Леонардо, можно принять за современные.
Некоторые характерные элементы конструкций Леонардо, забытые до войн Наполеона, как, например, относительная легкость боевых машин и их практичность, отдающая приоритет эффективности, а не декору, в XVI — XVII веках были настолько революционными, что тогда их никто не воспринял всерьез.
Согласно достоверным данным, механики Сиракуз, Родоса и Александрии проводили удачные эксперименты по полетам машин тяжелее воздуха. Китайцы, египтяне и некоторые народы древней Америки использовали планеры, а в Китае и в Индии даже применяли их в военных целях, запуская некоторые типы воздушных змеев с людьми на высоту до 1000 метров.
Однако во тьме средних веков эти возможности в Средиземноморье были забыты. И должен был придти Леонардо, чтобы они возродились, причем в масштабе, превосходящем наши знания (даже если оставить в стороне летающие колесницы, которые древние книги Индии приписывают жителям Атлантиды и которые создавались ими почти миллион лет назад).
Несмотря на то что все эти аппараты были весьма впечатляющими и, хотя бы теоретически, совершенно пригодными для своих целей, почти все они остались лишь в чертежах и описаниях, ибо Леонардо столкнулся с теми же трудностями, с какими сталкивались инженеры и механики эллинистической и романской эпох: отсутствие мощного и легкого мотора, не устающего при работе. Эта проблема была решена только в начале XX века с появлением двигателей внутреннего сгорания.
Вот уже пять веков люди задают вопрос: откуда у Леонардо да Винчи такие поразительные знания, универсальность мышления, широчайший охват всех законов природы и вместе с тем великолепное художественное чутье и высочайший профессионализм в технике владения разнообразным материалом? Иногда кажется, что этот безмерно одаренный человек хотел узнать о мире все, что только возможно, создать такой обширный свод информации, каким не способен овладеть даже очень талантливый человек. Зачем она ему была необходима в таком виде и в таком невероятном объеме? Ответа на эти вопросы Леонардо потомкам так и не оставил.Источник: "Тайны и феномены эпох. От древних времён до наших дней"
Опубликовано 28 января 2016 | Прочтений 2049

Комментарии
Периодические издания


Информационная рассылка:

Рассылка The X-Files ... все тайны эпохи человечества



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества