Петербург построили атланты?
Петербург построили атланты?
Откуда на стоянке каменного века взялась деталь от трактора, какой уникальный артефакт можно выменять за кружку пива, был ли в XIX веке всемирный потоп, правда ли, что обезьяны произошли от человека, — отделу науки рассказал Александр Соколов, автор книги «Мифы об эволюции человека», финалист премии «Просветитель».
«А я думаю, что пирамиды — это древние саркофаги пришельцев», «Есть у господина Соколова доказательства, что он произошел именно от женщины из Кении, Африка?», «Как можно однозначно утверждать о том, что что-то было 2000 лет назад именно так, а не иначе?», «Взять хотя бы Питер: мы до сих пор не знаем, кто его построил», «Зачем распинаться перед людьми, которые и так оболванены официальной наукой?»... Я взял наугад несколько фраз из комментариев к моей предыдущей статье «Россия — родина пирамид». Рад, что тема мифов и заблуждений в области древнейшей истории вызвала столь бурный отклик, и хочу ответить на последний вопрос читателя. Если смягчить высокомерный тон, то смысл вопроса сводится к следующему: зачем вообще писать о лженаучных мифах? Сторонников паранаучных теорий вряд ли возможно переубедить, а какое дело до этой темы остальным, «нормальным» людям? Отвечу. Конечно, изменить точку зрения упертого фанатика крайне сложно. Но что касается «нормальных людей», то здесь целый спектр возможных задач популяризатора науки: привлечь внимание к проблеме, заинтересовать, заставить задуматься, развеять сомнения, дать убедительный ответ на волнующий читателя вопрос.
Уважаемый читатель думает, что проблема лженауки его не касается? А найдет ли он, что ответить своему ребенку, когда тот в один прекрасный момент заявит: оказывается, учителя от нас скрывали, а пирамиды построены инопланетянами?
Милые чудаки — искатели летающих тарелок, охотники за йети и любители паранормального — они такие разные. Однако в их системе аргументации есть общая черта — презрение к «официальной науке» и к настоящим ученым, дискредитация их труда. В этом адепты «альтернативных наук» удивительно похожи друг на друга — может быть, их клонируют непосредственно на Нибиру? Подрыв доверия к науке у школьников, подростков, молодежи рисует самые мрачные перспективы для страны. Но — меньше пафоса. Наш веселый обзор исторической лженауки продолжается.

1. Ученые скрывают находки очень древних людей, им миллионы лет

Включите определенный телеканал в любое время дня и ночи — и вы услышите: таинственные скелеты невероятной древности! Люди — свидетели динозавров! На морском дне найдены руины допотопной цивилизации! Стандартный псевдоархеологический набор — так называемые аномальные артефакты, каждому из которых стоило бы посвятить отдельную статью. Здесь и коллекция «камней Ики» с изображениями индейцев верхом на трицератопсах, и шестеренки возрастом в 400 млн лет (почему-то очень похожие на окаменевшие морские лилии), и золотая цепочка в куске каменного угля, и трилобит, раздавленный башмаком 42-го размера. Одну из самых популярных подборок такого рода составили в начале 90-х годов прошлого века Майкл Кремо и Ричард Томпсон, издавшие нашумевшую книгу «Запрещенная археология». С высокой вероятностью рассказы о миллионнолетних людях опираются на истории, собранные в этом замечательном произведении.
Заглянем под обложку?
В самом начале книги авторы, не являющиеся ни археологами, ни антропологами, сообщают, что их цель религиозного характера: обоснование кришнаитского «староземельного креационизма». Не кажется ли вам, что такой подход — скверный выбор для исследователя, пытающегося быть объективным? Впрочем, скажут мне, какая разница, из каких идей исходили авторы, главное — результат! Собранные факты! Действительно, книга представляет собой обзор впечатляющего количества «аномальных» находок — слишком древних артефактов; слишком древних костей; слишком древних следов. Надо отдать должное: авторы провели немало времени на раскопках… в пыльных архивах библиотек. Однако решили взять не качеством, а количеством, поэтому какой-либо анализ самих находок, помимо их сверхкраткого описания, в книге отсутствует.
Чтобы не быть голословным, я остановлюсь на разделе из труда Кремо-Томпсона, озаглавленном «Необычные скелетные останки человека». Таких необычных находок в главе 21 штука: черепа, челюсти, скелеты современных людей, найденные в отложениях возрастом 300 тысяч… 2 млн… а то и 300 млн лет! Однако при ближайшем рассмотрении выяснились интересные вещи.
Подавляющее большинство находок относится к XIX веку. Такую картину авторы объясняют тем, что ученые той эпохи были еще «свободны от догм и стереотипов».
Мол, когда дарвинизм воцарился в науке, неправильные находки просто перестали искать (а то и стали скрывать!).
Однако, как мне кажется, есть и более простое объяснение. В XIX веке методики раскопок были, мягко говоря, далеки от совершенства; только-только началось серьезное изучение стратиграфии — относительного возраста геологических пород. Методов абсолютного датирования не было и в помине. Это сейчас положение находки, прежде чем ее извлекут из раскопа, фиксируется в трех измерениях и наносится на план порой с точностью до сантиметра. Любой археолог со студенческой скамьи знает, как важен контекст находки и как даже небольшая неточность может безвозвратно исказить результаты!
Поделюсь секретом. При моем личном участии — на раскопках в Приднестровье в 2012 году — ржавая деталь от трактора была обнаружена в непосредственной близости от каменного топора эпохи неолита.
Если умолчать о контексте — раскопки велись на колхозном поле, — получается отличная сенсация для очередной книги из цикла «Злобные археологи скрывают».
К счастью, в распоряжении современных специалистов вся мощь современных естественно-научных методов, а главное — колоссальный опыт. Поэтому ставить знак равенства между заключениями ученых 150-летней давности и данными современных исследователей — это все равно что лечить зубы на оборудовании XIX века при наличии современной стоматологии.
Неудивительно, что для описанных Кремо «диковин» ни о какой научной точности не может быть и речи. Находки сделаны случайно — рабочими, шахтерами, любителями, и установить их контекст невозможно. О возрасте останков судят на основании краткого описания обстоятельств находки и ее «очень древнего» внешнего вида. Не верите? Четыре показательные цитаты:
«Этих рабочих он знал лично, но их имена, к сожалению, сейчас вспомнить не в состоянии. Он не видел кости in situ. Он увидел их уже снаружи».
«Дэвид Б. Оки не знает, что стало с находкой. Но может засвидетельствовать, что она действительно имела место, что кости были человеческими и что они находились в превосходном состоянии».
«Челюсть купил у одного из них [у рабочих каменоломни] за кружку пива городской аптекарь по имени Джон Тейлор».
«Вот что утверждает [школьный учитель] Хейс: «Даже у обыкновенного, более-менее образованного человека не возникнет и тени сомнения относительно возраста находки, соответствующего возрасту окружающего гравия...»
Сама находка нередко теряется, не оставив нам не только фотографий, но даже рисунков. Теперь о ее древности можно спекулировать бесконечно.
В тех же немногих случаях, когда находку удавалось впоследствии датировать естественно-научными методами, эти методы почему-то давали молодой возраст (например, не 300 тыс., а 3 тыс. лет).
Но авторы книги не доверяют методам датирования — им милее показания священника, школьного учителя или шахтера, «написанные под присягой».
Каков же итог? Боюсь показаться резким, но курьезам, используемым в качестве доказательства необычайно древней истории человечества, самое место на археологической свалке. Где они, собственно, давно находятся и где копаются только персонажи вроде Майкла Кремо…
Написав данный текст, я оказываюсь в уязвимом положении. Теперь адепту паранауки остается только зачитать длинный перечень «аномальных артефактов», не упомянутых мной в статье, каждый раз вопрошая: как официальная наука объясняет?
Недавно на одном из наших мероприятий такой спорщик (представившийся ювелиром) так и сделал: начал он с Велесовой книги, потом переключился на Шигирского идола, затем перепрыгнул на бозон Хиггса, а закончил патетическим:
«Видел ли кто-нибудь вирус СПИДа?»
Дискуссия, вообще-то посвященная преподаванию биологии в школе, была убита, растерявшиеся эксперты вытирали пот, а «ювелир», сожравший минут двадцать общего времени, сидел страшно довольный и непобежденный.
Друзья, наука полна тайн. Настоящих. И это здорово. Списки «загадочных артефактов» — это тайны другого рода, для желтой прессы. При подходе, практикуемом Кремо и К — когда важна не достоверность сведений, а количество, «вал», — можно написать книгу в 900 страниц или снять сериал «Астронавты древности» в 110 серий, набив их археологическими анекдотами с бородой. И любому добросовестному автору не хватит жизни это разбирать. Но зачем разбирать все? Если несколько взятых наугад «фактов» автора оказываются фейковыми — стоит поступить как избирком при проверке избирательных списков. «Кандидату отказано в регистрации», а горе-археолог вылетает с зачета с неудом.
Нормальный же археолог, прежде чем кричать про «тайну века», сначала задаст вопросы:

— Где и когда, при каких обстоятельствах сделана находка?
— Кто и как фиксировал ее положение in situ, в расколе?
— Каков контекст? Какие орудия: украшения, керамика, биологические остатки и т.д. — находились в культурном слое (если он есть)?
— Какими специалистами идентифицировалась находка (если это кости человека — какие антропологи их изучали и где заключение?)
— Какими методами определялся ее абсолютный возраст? Где, в каких научных статьях можно ознакомиться с подробной процедурой?

Иногда достаточно ответа на один из этих вопросов, чтобы «сенсация» была закрыта. Для иллюстрации предлагаю читателю самому решить простую задачу. Некий блогер утверждает, что прослои песка, обнаруженные в раскопе в Старой Руссе, являются следами «всемирного потопа, имевшего место в XIX веке». Может ли блогер быть прав, если ниже этих прослоев песка залегает слой времен Великой Отечественной войны — с гильзами, патронами, осколками снарядов, воронками от взрывов и т.д.?

2. Не люди произошли от обезьян, а обезьяны произошли от людей в результате деградации

Поверить в это легко! Ведь как обезьяна превращается в человека, мы не видим, а чтобы увидеть, как человек превращается в обезьяну, достаточно выйти вечером на улицу в спальном районе любого российского города.
Пропагандист идеи деградации в нашей стране — некий Александр Белов, гордо сам себя именующий палеоантропологом. Белов, например, доказывает, что горилла произошла от человека — а точнее, от древних массивных австралопитеков, или парантропов (а те в свою очередь — от людей). Специалисты смеются над такой трактовкой. Дело в том, что горилл и массивных австралопитеков сближают только размеры челюстей и жевательных мышц. Видимо, массивные австралопитеки, как и современные гориллы, ели много жесткой растительной пищи — а такую пищу нужно много жевать. Оттого и у тех и у других имеются мощные челюсти, внушительный гребень на черепе для крепления жевательной мускулатуры, крупные зубы. На этом сходство заканчивается. Я отмечу лишь одну деталь: у парантропов были маленькие клыки и резцы при огромных размерах коренных зубов. А если мы посмотрим на череп гориллы, то что бросится в глаза прежде всего? Здоровенные клычищи!
Для того чтобы стать гориллой, парантропу нужно было обзавестись таким украшением — а ведь в течение всей предыдущей эволюции клыки только уменьшались.
Помимо этого парантропы обладали прогрессивной кистью, приспособленной к изготовлению орудий, а также почти человеческими ногами, благодаря чему ходили прямо. И вот из этого существа должна получиться горилла? Кстати, вероятные предки горилл палеонтологам известны — это чорорапитеки, только жили они задолго до парантропов и не имеют к ним никакого отношения.
Если же взглянуть в целом на гипотезу «деградации человека в обезьяну», то все становится ясно, стоит нанести известные палеонтологам находки на ось времени. Какой бы из человеческих признаков мы ни взяли, будь то прямохождение, «рабочая» кисть или крупный мозг, мы увидим однозначное очеловечивание наших предков, а не наоборот.


10 млн лет назад в Африке живут только четвероногие обезьяны. Спустя несколько миллионов лет появляются ранние австралопитеки — существа, которые явно ходили прямо, но много времени еще проводили на деревьях. У их потомков — грацильных австралопитеков — более 3 млн лет назад все признаки прямохождения уже налицо, точнее «на ногах». Однако судя по длинным и цепким рукам, ностальгия по древесной жизни еще не выветрилась из их обезьяньих головок. Только у пришедших им на смену древнейших людей, спустя еще миллион лет, обезьяньи признаки в строении рук окончательно исчезают, тело становится полностью человеческим.
Однако их мозгу еще расти и расти.
А что там с мозгом? Конечно, мозг в ископаемом виде не сохраняется, но у нас есть полость черепа, измерив которую, мы можем узнать мозговой объем. Счет таким измеренным черепам наших предков уже идет на сотни — и вы можете увидеть воочию на диаграмме, как этот самый объем мозга менялся с течением времени. На графике около 300 точек. На что это похоже? На деградацию или на бурный рост? Ответьте сами.
Это не значит, что эволюция человека — простой и линейный процесс. Мы знаем, что у эволюционной тропы были причудливые изгибы, ответвления и тупики. Какие-то из рассеянных по планете человеческих популяций застревали в развитии, а кто-то, может быть, и деградировал (канонический пример — карликовые человечки с острова Флорес, обмельчавшие на скудных ресурсах).
Однако для нас важны не отклонения, а магистральный путь.
Бесспорно, объем мозга — только один из параметров, характеризующих человека. Однако уже этого признака достаточно, чтоб увидеть: у идеи деградации очень шаткое основание…
А если отойти от биологии и взять культуру? Что говорят археологи? Оказывается, мы видим точно такую же картину. В самых древних слоях с ранними австралопитеками никаких признаков культуры нет; рядом с поздними австралопитеками и ранними людьми появляются примитивные галечные орудия; на более молодых памятниках археологи находят аккуратные симметричные рубила («каменные топоры») и т.д. Налицо прогресс, а отнюдь не деградация.
Резюме: доказательством мифа о деградации была бы хронологическая последовательность ископаемых, из которой следовало бы уменьшение мозга, упрощение культуры, возврат к древесному образу жизни и т.д. Эта последовательность должна была бы охватывать последние несколько миллионов лет. Все данные, накопленные палеонтологией и археологией, свидетельствуют об обратном.
Впрочем, если кому-то хочется объявить себя деградировавшим потомком древних богов — Конституция России этого не запрещает.

3. Петербург построен таинственной цивилизацией тысячи лет назад

Среди борцов с «официальной историей» особо агрессивную касту составляют так называемые немоглики. Эти персонажи названы так потому, что восклицают «НЕ МОГЛИ» при виде сооружения или изделия, процесс создания которых они не могут постичь в течение двух минут. Учитывая, что исторические знания немоглика обычно находятся на уровне средней школы или ниже, то таковыми объектами могут оказаться любые произведения древних зодчих, изящностью и размерами превосходящие сарай. Немоглики описывают людей далеких эпох как криворуких неумех (видимо, судя по себе), а результаты, приписываемые им «официальной историей», считают делом неких загадочных цивилизаций — инопланетян, рептилоидов, атлантов etc. Особенно гремучая смесь — «немогликость» в сочетании со строительной профессией. Это вселяет в адепта уверенность, что он обладает неким тайным знанием и может на глаз разоблачать фальсификации на фотографиях и старинных гравюрах! Официальные историки при этом выставляются ничего не понимающими гуманитариями или злобными заговорщиками.
Наиболее одиозную форму немогликов — «пирамидиотов» — мы описали в предыдущей статье. Увы, немоглики — обширное семейство, включающее и фоменкоидов, и адептов «лунного заговора», и ряд других подвидов.
Но прежде чем продолжить, я хотел бы обратить ваше внимание на характерную ошибку «бытового мышления» — ловушку, в которую охотно попадается немоглик. Мы привыкли, что для любой обыденной задачи существует привычное решение. Зубы можно почистить зубной щеткой, банку открыть открывашкой; дырку в стене просверлить перфоратором. А гранит надо пилить болгаркой с алмазным диском — это вам любой камнерез скажет. Мы, люди XXI века, живем в удобном коконе из высоких технологий и технических устройств. Однако одна и та же задача может иметь множество разных решений. Люди прошлых эпох, которым были неведомы электричество, сталь и даже колесо, тем не менее умудрялись решать непростые технические задачи. Решали они их по-своему, пользуясь тем, что было доступно, и нередко в ущерб своему здоровью.
Так, до развития металлургии главным материалом для орудий был камень, и за тысячелетия древние достигли высокого мастерства в его обработке и использовании.
Да, те технологии имели низкий КПД и работа велась медленно. Поэтому, когда появилась возможность, люди стали решать те же задачи более эффективными способами, а старые решения забылись. Разумеется, о том, как древние работали с камнем, ничего не знает ни современный строитель, ни работник камнерезной мастерской. Не верите — попросите того, кто, ссылаясь на профессиональный опыт, рассуждает про тайные технологии древних, изготовить у вас на глазах кремневое рубило. Одно. Обычное. Руками. Слабо? Конечно, слабо. Между тем питекантропы такие делали влегкую. А их потомки в неолите прекрасно умели и полировать камень, и сверлить. Тысячи шлифованных каменных топоров с отверстиями — тому доказательства.
Вернемся к теме немогликов. В спорах с пирамидиотами часто приводят в качестве довода выдающиеся архитектурные памятники Петербурга, построенные в XVIII–XIX веках без сложной техники, ручным трудом русских мастеровых. Внезапно этот довод обращается немогликом против вас. Не моргнув глазом, ваш оппонент заявляет, что и Петербург не мог быть построен Петром I и сменившими его царственными особами — технологии не позволяли! На самом деле Петр пришел на готовенькое — «мегалиты» Питера здесь стояли с незапамятных времен, как наследие «цивилизации богов». Историки нас обманывают! В доказательство на вас вываливается 100 500 фотографий, сделанных немогликом на телефон или скачанных из интернета. «Гляди, какой идеальный шов — вручную это нереально». «Такую вазу руками не сделать — в XXI веке ТАКОЕ мы делаем только на станках с ЧПУ».
«Здесь износ мрамора очень сильный — подобное возможно только за тысячу лет».
«Смотри, как арка под землю ушла, — сколько веков должно пройти, чтобы дом настолько просел». «Идеальная поверхность! Это не гранит, а геополимерный бетон!»
Вот это поворот! Гуманитарии выпадают в осадок — а что возразишь оппоненту-знатоку, который продолжает с напором: «Убейте меня как камнереза — руками это не сделать». Столь эмоциональное восклицание обосновывать необязательно — важен эффект!
Особое внимание немогликов в Петербурге привлекают Медный всадник и Гром-камень, на коем он стоит (1,5 тыс. тонн же!), Исаакиевский собор (колонны по 114 тонн! Не могли!) и, конечно, Александрийский столб (600 тонн только колонна! Голыми руками? Ха-ха!).
Однако: тысячелетние мегалиты Петербурга почему-то не нашли никакого отражения в шведских летописях — а ведь шведы тут стояли и даже построили в XVII веке крепость Ниеншанц. На шведской карте дельты Невы 1643 года отмечено несколько деревень… и никаких намеков на колоссальные постройки.
Иностранцы — свидетели начала строительства Петербурга — в письмах и отчетах сообщают об ужасных дорогах и деревянных домах… А о каменных исполинах вновь стыдливо умалчивают.
На что способны современные мастера-скульпторы, работающие вручную, легко выяснить, погуглив что-нибудь вроде «Мастер-класс резьбы по камню». У немогликов отвисает челюсть от созерцания того, что возможно сделать при помощи долота и резца, если руки растут из правильного места. А если камень хорошо отшлифовать и отполировать, то он блестит безо всякого геополимерного бетона.
Строительство грандиозных памятников Петербурга происходило не в вакууме и оставило после себя множество документальных свидетельств. Возьмем только один пример — Александровскую колонну. В просвещенном XIX веке уже существовала пресса, которая не обошла вниманием столь значительное событие. Ход изготовления и установки монумента освещался в петербургской «Северной пчеле». Не верите российским газетам? Откройте The Annual Register — лондонскую «Ежегодную хронику» за 1834 год. Среди главных мировых событий минувшего года упоминается открытие Александровской колонны.
Установка монумента стала грандиозным шоу, на которое собралось 10 тыс. человек. Разумеется, кто-то из этих людей делился впечатлениями в письмах, воспоминаниях, мемуарах. О «торжестве 30 августа 1834 года» писал поэт Василий Жуковский.
О строительстве памятника докладывал французский посланник в Петербурге барон П. де Бургоэн, находившийся в те годы в столице.
В архивах сохранилось большое количество «бухгалтерских», как бы сейчас сказали, документов — о выделении для целей проекта денег, людей, материалов, пропитания. Многочисленные чертежи, выполненные Монферраном и его помощниками, воспроизводят технические устройства, использовавшиеся на беспрецедентной стройке: копры, пандусы, леса, катки, кабестаны. На гравюрах и полотнах художников запечатлены все этапы грандиозного проекта.
Не убедил? Все эти документы сфабрикованы в недрах тайного масонского правительства? Что ж, довод «ученые скрывают / все сфальсифицировано» ставит точку в любой околонаучной дискуссии — здесь можно спокойно закрыть окно браузера. Оппонента не пробить, не тратьте на него время. А сия грустная мысль плавно подводит нас к следующему пункту.

4. Верить «официальным историкам» нельзя. Как было — все равно никто не знает!

А вот еще один беспроигрышный прием в любой дискуссии. Нечего возразить по сути — ищи скрытый мотив у оппонента. Он спорит с тобой не потому, что хорошо знает тему, а потому, что завидует, боится потерять «тепленькое место» в НИИ, куплен мировой закулисой, зомбирован рептилоидами и т.д. Можно игнорировать вообще любые доводы такого ангажированного, «оболваненного официальной наукой» дуралея.
В этом плане историкам особенно не повезло. Ведь «Историю пишут победители!» (высказывание приписывают Антону Дрекслеру, основателю Партии национал-социалистов Германии, но, судя по всему, это изречение появилось задолго до него).
Но серьезно, откуда историки черпают сведения? Из летописей. Ну а как проверить, что летописец был объективным? Да и бывают ли они, объективные летописцы? Никто не знает, как было на самом деле, стало быть, конструируй исторические мифы на свое усмотрение. Для пропагандиста такой подход очень удобен. Пирамиды построили египтяне, а может быть, атланты, а может, славяноарии — выбирай на вкус. К сожалению, эта мысль звучит с высокой политической трибуны и сейчас.
Обывателю зачастую не видна разница между исторической наукой, официальной пропагандой и изложением истории родного государства в школьном учебнике.
Неудивительно! Ведь последний источник — единственный (если не считать продукции массовой культуры), откуда миллионы людей черпают исторические знания.
Однако даже в идеальном случае учебник истории решает не только образовательные, но и воспитательные задачи. Помимо передачи некоторых базовых знаний, цель школьного курса — привить ребенку любовь к родине. Очевидно, что истории родной страны будет уделено особое внимание. Очевидно, что эта история должна быть подана в позитивном ключе. Настоящая историческая наука живет не в школьном учебнике (хотя приличный школьный учебник — неплохой вариант для старта). А где же она, настоящая история? Не в телепередачках с интригующими названиями. А в нормальной научной литературе, на настоящих научных конференциях, в археологических экспедициях. Как и любая наука! И как любое научное знание, историческое знание — это сложно и долго. Хочешь простых и быстрых ответов? За ними — в блоги и в телевизор.
Проблема истории заключается в специфике объекта исследования. Естественные науки имеют дело с экспериментально проверяемыми фактами. Но явления, которые изучают историки, уже совершились в прошлом и в принципе не могут быть воспроизведены. Восстанавливать картину прошлого можно по его отголоскам — историческим источникам.
Наиболее известны среди них письменные: летописи, хроники, надписи, мемуары, воспоминания, письма — из этих осколков историк собирает свой пазл.
Однако история — далеко не единственная наука, имеющая дело с прошлым. Палеонтология, геология и астрономия описывают процессы, имевшие место миллионы, а то и миллиарды лет назад. Да, объект исторического исследования специфичен, однако препарируют его историки не так, как им хочется, а по всем правилам науки. Специалист понимает, что, скорее всего, в источнике достоверные сведения смешаны с вымыслом. Искусство историка — в отделении одного от другого. Этим целям служит отдельная научная дисциплина — источниковедение. Обязательны и экспертиза подлинности документа, попавшего в руки историков, и лингвистический анализ, и тщательное изучение личности автора. И, может быть, главное — соотнесение новой информации со сведениями из других источников, относимых к данной эпохе. Это как перекрестный допрос в криминалистике: показания разных свидетелей должны совпасть. Никто не собирается верить «Повести временных лет». Помимо ПВЛ есть византийские, западноевропейские, арабские источники того же периода — вот с ними нужно сравнивать!
Самый простой пример: если есть два документа за авторством людей, принадлежащих к противоборствующим лагерям, то, вероятно, каждый из них будет «тянуть одеяло на себя», обелять своих соратников, превозносить их победы, а в противников кидаться грязью. Представьте, что при этом некие детали в обоих документах совпадают. Если так, то достоверность именно этих деталей должна быть весьма высока!
В превосходной книге «Древний Египет. Храмы, гробницы, иероглифы» Барбара Мертц описывает подобную ситуацию. При восстановлении картины битвы при Кадеше между египтянами, возглавляемыми Рамзесом II, и хеттами у историков есть возможность сравнивать египетские и хеттские документы. Египетская версия событий изложена в надписях на стенах храма в Карнаке. Поскольку цель египетских надписей — прославление фараона, то любые «антиегипетские» детали в этих хрониках, скорее всего, верны. И вот из карнакских текстов мы узнаем, что «Рамзес в расчете на быструю победу обогнал свою армию, что он доверчиво проглотил историю двух бедуинов-перебежчиков, что корпус Ра был захвачен врасплох и уничтожен, что большая часть войск, находившихся в лагере вместе с царем, обратилась в беспорядочное бегство». Раз об этом вынуждены рассказать даже льстивые писцы фараона — этим деталям следует доверять. По версии египтян, благодаря личному мужеству Рамзеса ему удалось в итоге переломить ход битвы.
К счастью, у историков имеется и другая версия событий — хеттская.
Многие ее детали отличаются, но, сравнивая обе версии между собой, историки пришли к выводу, что ни одна из сторон не одержала окончательной победы: оба войска отступили, понеся большие потери. Подтверждение этому — текст мирного договора, в итоге заключенного между Египтом и Хеттским царством. Удивительно, но у историков в руках есть и египетская, и хеттская версии этого документа — и их тексты очень похожи! Сверка документов позволила историкам восстановить последовательность событий, происходивших более 3 тыс. лет назад.
Другой древнеегипетский пример, упоминавшийся в прошлой статье. Египтологи полагают, что египтяне сверлили и пилили камень медными инструментами с абразивом. Конечно, у нас нет видеозаписи сверления гранита древним египтянином в присутствии понятых. Но у нас по крайней мере есть:

• сами древние отверстия и керны, оставшиеся от их высверливания (в эксперименте получаются идентичные);
• древние изображения, где показан процесс сверления;
• наличие следов меди в древних отверстиях и пропилах;
• знание, что у египтян была технология изготовления медных трубок, и находки таких трубок.

Всё это доводы в пользу нашей гипотезы. Мне возражают: «Ага! Сами говорите, что это всего лишь гипотеза! Ведь никто этого не видел!» Что ж, мне нравится аналогия, предложенная журналистом и историком Михаилом Родиным. Под утро домой возвращается подвыпивший и помятый муж. Жена чувствует запах духов и видит на щеке гуляки след губной помады. Кроме того, подруга уже доложила жене, что заметила ее супруга в ресторане «с кем-то». Однако храбрящийся муж заявляет: «Дорогая, не верь этой гипотезе! Клевета, наветы врагов! На самом деле я был похищен марсианами. Чем моя версия хуже? Ведь никто не видел, как было на самом деле».
Увы, улики не в пользу марсиан…
«История — это беллетристика», — говорит читатель, знакомый с историей по беллетристике. Однако, мне кажется, корректнее сравнить историка не с журналистом или писателем, а с криминалистом. Следователь лично не присутствовал при убийстве, однако улик и показаний свидетелей бывает достаточно, чтобы восстановить картину преступления. А суд, изучив материалы дела, выносит обвинительный или оправдательный приговор.
Внимание, дорогие комментаторы! Если я вижу в ваших текстах фразы следующего рода:

— «Да этот историк был немец (англичанин, американец, еврей)! Сами понимаете…»;
— «У него неправильное образование! И сайт неправильный»;
— «Автор просто зарабатывает деньги»;
— «Автор защищает заскорузлые официальные догмы»;
— «Боится гранта лишиться — вот его главный секрет!»...

то я понимаю, что ваш главный секрет — полное отсутствие научных доводов.Источник: Газета.Ru
Опубликовано 08 мая 2016 | Прочтений 4746

Комментарии
Периодические издания


Информационная рассылка:

Рассылка The X-Files ... все тайны эпохи человечества



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества