Что было до «Наутилуса»?
Что было до «Наутилуса»?
Наверное, сегодня нет такого человека, который хотя бы краем уха не слышал это название — «Наутилус». Все мы знаем, что так называлась субмарина капитана Немо из романа Жюля Верна «Двадцать тысяч лье под водой». Но невольно задумываешься: великий фантаст придумал эту подводную лодку сам или где-то видел подобные плавучие устройства?

Сначала богатство — творчество после

В 1843 году российское правительство решило пригласить для обеспечения паровозным составом строившейся в России железной дороги Санкт-Петербург — Москва двух инженеров из Филадельфии. Одного из них звали Эндрю Иствик, а другого — Джозеф Гаррисон. Главный инженер-консультант строительства Джордж Вашингтон Уистлер рекомендовал также пригласить Росса Уайнанса из Балтимора, но тот ехать так далеко отказался, зато послал своих сыновей: Томаса Декэя и Уильяма Луиса. И надо сказать, что все эти американцы в строительстве и оснащении подвижным составом железной дороги сыграли очень важную роль.
В декабре 1843 года четвёрка американцев заключила контракт с русским правительством сроком на пять лет на изготовление 200 паровозов и 7000 вагонов! Причём, по условиям контракта, всю работу следовало выполнить в Санкт-Петербурге силами русских рабочих.
И что бы вы думали? Контракт этот был выполнен и, соответственно, оплачен на целый год раньше срока. Одновременно с компанией Уайнансов заключили и другие контракты, например, на постройку литого железного моста через Неву в Санкт-Петербурге (самого большого такого моста в мире!) и дополнительный контракт по обслуживанию подвижного состава этой дороги сроком на 12 лет (1850-1862 годы).

Спуск на воду
Спуск на воду

Ну а в Америку Уайнансы возвратились, добившись впечатляющего успеха, так как исполнение российского контракта их, можно сказать, озолотило. Томас выстроил в Балтиморе огромный дом, который назвал в честь российского императора «Александровским», а неподалёку от города ещё и «дачу «Крым», где он занялся разведением породистых лошадей, а на досуге собирал произведения искусства. Своему «крымскому» дому на «даче» он тоже дал русское название — «Ореанда».
При этом братья увлеклись изобретательством. Так, во время Гражданской войны между Севером и Югом Томас пытался сконструировать паровую пушку. Однако самое необычное их изобретение было связано совсем не с паровозной техникой и даже не с новыми видами оружия. Имея деньги, Уайнансы построили принципиально новый корабль — сигарообразной формы судно, способное, как они считали, преодолеть любой шторм!

Имею деньги — готов изобретать!

Идея братьев заключалась в следующем: обычный корабль сильно качает, но если он будет двигаться не по волнам, а проходить сквозь них, то качка станет меньше. Соответственно и прочность судна в форме веретена будет намного больше. Имея деньги, любую мысль в реальность воплотить легко. Вот братья этим и занялись и в период с 1858 по 1866 год построили, по крайней мере, четыре таких необычных «судна-сигары».
Пароход 1858 года представлял собой экспериментальный образец, на котором было решено проверить саму концепцию проекта. Внутри корпуса, имевшего вид заострённой с двух сторон сигары, были установлены два паровых двигателя, которые и приводили в действие гребной винт, расположенный… посредине корпуса. По мысли братьев, корпус судна при движении должен был большей частью находиться под водой, что делало его практически независимым от погодных условий. Ну а сразу два двигателя устанавливались на нём из соображений повышения надёжности ходовой установки. Корабль имел две трубы, две мачты и расположенный между трубами, на кожухе брызгоотбойника пост управления.
Со стороны конструкция производила сильное впечатление, однако первые же пробы на воде показали, что идеи — это одно, а вот их реальное воплощение — совсем другое. Оказалось, что огромный винт резко снижал обтекаемость корабля, причём даже не сам винт, а прикрывавший его сверху кожух-брызгоотбойник. Но и без него тоже было нельзя. Ведь из-за бьющих из-под винта фонтанов воды находиться на палубе было просто невозможно.

Глазами очевидца

Некто Джордж Хардинг, офицер 21-го полка волонтёров штата Индиана, впоследствии вспоминал, что видел этот знаменитый корабль, когда его солдаты разбили свой лагерь на берегу реки. «В компании с некоторыми из наших офицеров я имел удовольствие посетить это судно, которое было построено целиком из железа и имело корпус 300 футов в длину. «Пропеллер» (гребной винт) 26 футов в диаметре вращался исключительно вокруг корпуса на стыке двух секций, чуть впереди от центра. Колесо чем-то напоминало ветряную мельницу… Внутри было грязно и жарко, и заходить туда было всё равно что заползать в полое бревно». Хардинг узнал, что судно может двигаться со скоростью 20 миль в час, но что пока корабль не вооружён.

«Боевые сигары» начинают… и проигрывают

Казалось, что лучше всего применять такие суда в качестве боевых кораблей. Ведь матросам не до комфорта — обойдутся как-нибудь так. Зато корабль окажется практически неуязвим для огня противника, да и цель на воде будет представлять очень небольшую. Однако с этой задумкой ничего не вышло.

Росс Уайнанс в Россию ехать отказался, но прислал вместо себя сыновей
Росс Уайнанс в Россию ехать отказался, но прислал вместо себя сыновей

Оказалось, что «суда-сигары» имеют плохую манёвренность, а самое главное — их было невозможно покрыть бронёй. Дело в том, что бронировать нужно было только ту часть, которая выступала над водой, то есть выше ватерлинии. При этом центр тяжести судна смещался, и оно опрокидывалось на бок. Ну и, разумеется, внутри корпуса была большая теснота. Со слов людей, принимавших участие в испытаниях, «залезать внутрь приходилось словно в тесную душную нору».

Корабли для России

Таким образом, дело с сигарообразными кораблями у братьев Уайнансов в Америке не выгорело, и они решили развернуть их производство в Европе, причём один в 1865 году даже построили в России, надеясь продать судно правительству Александра II. Лодка-прототип прошла ряд испытаний, однако не устроила российских моряков ни скоростью, ни управляемостью.
Ещё один корабль этого типа, «Уолтер Уайнанс», был построен в Гавре. Впрочем, он довольно сильно отличался от базовой модели. Во-первых, его размеры были увеличены, что обеспечило некоторый комфорт для находившихся внутри. Кроме того, на нём были установлены сразу два винта в оконечностях корпуса, причём вращались они в разные стороны.
Что же касается российских «кораблей-сигар», то информации по ним очень мало. Известно, что в 1861 году было подготовлено детальное описание сразу трёх канонерских лодок: одной водоизмещением 500 тонн, вооружённой двумя орудиями, второй водоизмещением 1000 тонн, уже с тремя орудиями, и последней, 3000-тонной с шестью орудиями, располагающимися между трубами.
Самая малая из этих канонерок должна была иметь длину 21 фут и обладать контрактной скоростью хода 22 узла. Предполагалось, что дымовые трубы на всех трёх судах будут телескопическими, что позволит уменьшить их заметность и также площадь обстреливаемой противником палубы, даже при непосредственном огневом контакте лоб в лоб. Винты на них находились под их заострёнными оконечностями. Орудия могли опускаться в специальные «гнезда» на палубе, прикрывавшиеся сверху броневыми щитами. Иллюминаторы находились в верхней надстройке, которая только и выступала над поверхностью воды.
Однако все эти разработки так и остались проектами и в металле реализованы не были. Было очевидно, что при тогдашнем уровне развития техники данные суда не будут иметь преимуществ перед традиционными кораблями с корпусами, возвышающимися над поверхностью воды.
Однако, скорее всего, именно эти суда, тем более что одно из них было построено во Франции, как раз и вдохновили Жюля Верна написать роман «Двадцать тысяч лье под водой», напечатанный в 1870 году.Источник: "Тайны ХХ века"
Опубликовано 22 ноября 2016 | Прочтений 1176

Комментарии
Периодические издания


Информационная рассылка:

Рассылка The X-Files ... все тайны эпохи человечества



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества