Петербургские «города мертвых»
Петербургские «города мертвых»
Испокон веку рядом с людскими поселениями возникали места упокоения мертвых. Постепенно они разрастались так, что становились иногда больше городов. Уже в XVIII столетии петербуржцы начали хоронить своих покойников на двух старейших кладбищах - Смоленском и Волковском.

Мекка города на Неве

Ранняя кладбищенская история Петербурга выглядит печально. Специальных мест для захоронений не было, с момента основания города покойников закапывали без всякого плана, там, где находилось место. Спустя несколько лет после основания города на левом берегу нынешней реки Смоленки устроили военную канцелярию и поблизости принялись хоронить умерших в остроге заключенных. Рассказывают, что несчастных укладывали в могилы, даже не сняв с них цепей. Места для погребений было много, и постепенно территория превратилась в погост, куда сносили покойников со всей округи.
И река, и кладбище обязаны названием рабочим из Смоленской губернии, строившим Петербург и закончившим свою жизнь на Васильевском острове. Официальный статус Смоленское кладбище получило указом Священного Синода в 1738 году, тогда же его привели в благообразный вид, выстроили ограду и приставили сторожей.

Горожане обращаются с просьбами к Святой Ксении Блаженной у стен часовни на Смоленском кладбище
Горожане обращаются с просьбами к Святой Ксении Блаженной у стен часовни на Смоленском кладбище

Там хоронили умерших на чужбине мальтийских рыцарей, которые в свое время приняли приглашение Павла I и отправились в Россию, затем - жертв холерной эпидемии. К середине XIX столетия Смоленское кладбище сделалось самым обширным в Петербурге и продолжало расширяться.
К несчастью, погост, расположенный вблизи залива, чрезвычайно страдал от наводнений. Огромные разрушения на нем произвело наводнение 1824 года, самое сильное в истории города на Неве. Водная стихия снесла ограды и кресты, а отступая, занесла многие могилы кучами земли. В затопленной церкви погибли все архивы и приходские книги, и многие прихожане так и не смогли найти мест упокоения своих близких. Утрачено было, например, захоронение мальтийских рыцарей. Однако, несмотря на колоссальные разрушения и убытки, кладбище быстро восстановили и даже увеличили его территорию. В разное время у Смоленки нашли свой последний приют поэты Тредиаковский и Блок, актеры Асенкова и Каратыгин, няня Пушкина Арина Родионовна, художники Боровиковский и Федотов, скульпторы Мартос и Орловский.
От советской власти Смоленское кладбище пострадало даже больше, чем от самых сильных наводнений. Сначала его закрыли для захоронений, потом передали Центру геологоразведочного НИИ, в 1930-е годы задумали снести все надгробия и открыть на их месте сад общего пользования. К счастью, эти планы остались неосуществленными. Больше того, в годы, когда православие оказалось под запретом, кладбище стало прибежищем верующих со всего города. На Смоленское приходили помолиться возле могильных крестов, заменявших в то время церкви. Городские легенды рассказывают: погост уцелел потому, что у него нашлись небесные заступники, не позволившие сравнять с землей петербургскую Мекку.

Скорая помощница и 40 мучеников

Имя одной из заступниц общеизвестно - это блаженная Ксения Петербургская. Вряд ли кто-то не слышал о любящей семейной паре, в которой муж рано умер, а жена Ксения от горя повредилась умом. Несчастная вдова оделась в платье мужа, раздала свое имущество и пустилась бродить по улицам Петербурга. Женщине казалось, что сама она умерла, а ее супруг остался жить, поэтому она откликалась лишь на имя Андрея Федоровича (так звали ее умершего любимого).


На Руси всегда любили блаженных, а потому и Ксения быстро обрела необыкновенный авторитет среди горожан.. Рыночные торговцы почитали за большую удачу, если женщина соглашалась взять у них с прилавка какой-либо товар, а извозчики ожидали хорошего дня, если удавалось хоть немного подвезти блаженную. Умела Ксения и предсказывать будущее: дар предвидения позволил ей предсказать одной женщине скорое замужество, другой - рождение ребенка. В фольклоре существует предание о том, что святая сама помогала в строительстве церкви на Смоленском кладбище: по ночам носила кирпичи на леса, чтобы стены храма росли быстрее. И умерла она там же, однажды просто присев под деревом, растущим у кладбищенской тропки. А в наши дни всякий может прийти на Смоленское к часовне Ксении Петербургской и оставить там записку с просьбой о помощи. В ней скорая помощница не отказывает никому.
Кроме рассказов о святой Ксении существует множество других историй о насельниках кладбища на Смоленке. Одна из них - легенда о 40 мучениках, и вполне возможно, что в ее основе лежат реальные события. На заре советской власти на кладбище привезли 40 арестованных священников. Их поставили возле вырытой могилы и, угрожая смертью, требовали отречься от веры. Никто из служителей церкви не отрекся от Господа, и тогда всех их закопали в землю живыми. Три дня из-под земли слышны были стоны несчастных, и стихли они лишь тогда, когда на могилу с неба упал луч света, как будто Господь прекратил их мучения. И много лет спустя на месте предполагаемого захоронения 40 мучеников горожане зажигают свечи и кладут цветы.
В старой части кладбища иногда можно повстречать и неупокоенные души. Очевидцы рассказывают о мальтийском рыцаре в парадном плаще, маленькой девочке в старинном платьице с куклой в руках, женщине в черном плаще с темным провалом вместо лица. Они столетиями бродят по дорожкам Смоленского погоста.

«Кладбище Адмиралтейской стороны по сию сторону деревни Волковой»

На другом конце Петербурга издавна расположился второй старейший погост, названный по имени близлежащей деревни Волковой. Деревню же, согласно легенде, прозвали Волковой из-за множества волков, обитавших в округе. Рассказывали, что после основания кладбища стаи хищников появлялись за кладбищенской оградой, чтобы сожрать трупы, брошенные нищими родственниками без погребения. Любители ужасов утверждали даже, что там встречаются не просто волки, а оборотни, и заняты они не только пожиранием людей, но и различными колдовскими ритуалами. Приписывали кладбищу и славу воровского хранилища, однако найти хоть один из кладов, спрятанных лихими людьми, так никому и не удалось.


Вообще Волково кладбище в XVIII веке числилось самым бедным в городе, и даже указ Сената об официальном его учреждении от 1756 года мало что изменил.
Разве что добавились четыре сторожа - по два на день и на ночь, да среди хаоса устроенных где попало захоронений стали прокладывать деревянные мостки, чтобы родственники умерших хоть как-то могли передвигаться между могилами. Зато от ворот кладбища тут же протянулся целый рынок, где предприимчивые петербургские торговцы предлагали самый разный товар: от цветов, венков и надгробий до еды, питья и даже специальных заведений для поминовения усопших. Один из трактиров так прославился задушевной вывеской «Расстанье», что дал впоследствии название целой улице (ныне - Расстанная).
Со временем «похоронная» коммерция принесла свои плоды: к XIX веку Волково кладбище считалось местом, где заботятся о почивших и обеспечивают их близким все нужное для ухода за могилами. Мало-помалу там начали хоронить более состоятельных усопших, ставить все более дорогие памятники и даже устраивать семейные склепы. Кроме того, на средства благотворителей было построено несколько храмов, сперва деревянных, а затем и каменных, сделавших вид кладбища еще более благообразным.

Мостки цыганские, мостки литераторские

Правда, по причине вечной сырости проложить на Волковом погосте дорожки между могилами не представлялось возможным. Вместо этого на землю укладывали доски, называемые мостками, и они же служили указателями расположения отдельных групп захоронений. Существовали «Немецкие», «Цыганские», «Духовные мостки», а в середине XIX века образовались еще и «Литераторские», давшие последний приют многим известнейшим в России людям. Первым там был похоронен Белинский, вслед за ним - Добролюбов и Писарев, и вскоре «Литераторские мостки» приобрели славу единого памятника ушедшим талантам. Заодно они превратились в место общественно-политических выступлений российской интеллигенции и студенчества. Тому была веская причина, поскольку кроме литераторов Лескова, Тургенева и Куприна, ученых Менделеева, Павлова и Бехтерева там покоятся также революционеры Засулич и Плеханов, а также мать и сестры Ленина.


С последними захоронениями связана история, произошедшая уже в начале 90-х годов XX века. Однажды в прессу просочились слухи, что тело вождя мирового пролетариата будет изъято из Мавзолея и перезахоронено на «Литераторских мостках». Идейные коммунисты тут же отправились на кладбище, чтобы присутствовать при уникальном событии, там же собрались журналисты, но никакого перевоза тела из Москвы, конечно, не произошло. Толпа же разошлась лишь после того, как директор кладбища лично продемонстрировал отсутствие в семейном некрополе Ульяновых свежевырытой могилы. Однако и без ленинского захоронения на «Литераторских мостках» есть около 500 памятников знаменитым деятелям науки и культуры.Источник: "Тайны ХХ века"
Опубликовано 22 ноября 2016 | Прочтений 1697

Комментарии
Периодические издания


Информационная рассылка:

Рассылка The X-Files ... все тайны эпохи человечества



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества