«Манна небесная» таинственная субстанция
«Манна небесная» таинственная субстанция

На другой день, по утру, весь мост и близлежащие прибрежные пункты, покрыты были этими же насекомыми, уже неживыми, как бы густо выпавшим снегом. Толщина этого слоя […] доходила до двух футов, но в других местах была гораздо тоньше и не превосходила двух вершков».
Как сообщил уже известный нам профессор Станислав Юндзилл, это насекомое принадлежит к роду эфемерид (Ephemera). По его словам, его еще иногда называют «рыбною манною» (manna piscium), немцы же именуют его «прибрежною падалью» (ufer aas).
По словам Юндзилла, он сам за несколько десятков лет пред этим, был очевидцем такого же массового появления этих насекомых на берегу реки Щары, близ Деречина и в таком множестве, что «будучи окружен белою их тучею, как бы густым снегом, падающим в ясный день, в двух шагах не мог ничего видеть». В то время они появлялись также на берегах Немана и Днепра, но за 66 лет своего проживания в Вильне, Юндзилл ни разу не сталкивался с таким количеством этих насекомых в окрестностях города.
Газета приводит схожий случай из Франции, когда на реке Эне при появлении «этих мошек» прибрежные жители зажигают солому и мириады насекомых, опаленных пламенем «в несколько минут ложатся на берегу слоем, толщиною в несколько линий».
Объем поденок значительно увеличивается от жара, и тело их, прорезанное продольной трещиной, делается очень похожим на пшеничное зерно. Вот отчего простой народ называет их манной. Правда из статьи неясно, употребляет ли их простой народ в пищу или это только лакомство для рыб…

Пинская манна

Еще один раз «манна» упоминается в статье из «Литовских епархиальных ведомостей». В этом случае речь идет о малоизвестном тогда ботаникам (но хорошо известном местным жителям) растении, распространенном на Полесье. Материал так и называется «Пинская «манна»»:

«Пинский край, с его тысячеверстными болотами, можно сказать, доселе terra incognita для нашей науки […]. Пинские болота, награждая пинчуков лихорадками, дарят им одно растение, которое не надо ни сеять, ни жать, но оно без ухода дает весьма питательную пищу. В местах, наиболее приподнятых и покрытых луговою травою, после первой воды (в апреле), среди болотных злаков, из породы их же, появляется растение, известное в народе под названием «манны».
Оно представляет собою тонкие стебли, достигающие иногда аршина в высоту: редкие листья его, свернутые в трубочку, напоминают листья предсказательницы погоды – «канны». Ветки стебля «манны» в мае покрываются мелкими цветочками, переходящими затем в завязь и зерно. Последнее созревает в половине июня и тогда по виду напоминает один из сортов ржи (короткое и полное), только цвет шелухи темнее и сердцевина отличается замечательною белизною.
Пестик, держащий зерно, бывает очень тонок, почему отделить от не него зерно бывает удобнее, когда трава бывает покрыта росой. Сбор «манны» происходит самым первобытным образом. Обыкновенно утром по росе выходят женщины с ситами и ими сшибают головки растения так, чтобы влажные зерна падали в сита. Затем их сушат и отделяют шелуху. Осенью в Пинске гарнец (5 фунтов) «манны» стоит 40–50 коп., но в Кобринском, Новогрудском и Слуцком уездах она гораздо дороже.
Сваренная в воде или молоке (варится не менее двух часов), манна имеет сладковатый и тонкий приятный вкус, что с ней не может сравниться никакая каша. При своем вкусе она очень питательна, легко переваривается, имеет благотворное влияние даже на больные желудки, а для детей это первое лакомство. Часто лакомясь пинской манной, я думал, что производящее ее растение хорошо известно и только недавно, рассказав о нем одному специалисту в ботанике, я узнал, что о нем не имеется положительных сведений».

Более 100 лет спустя можно удивиться вслед за журналистом, но по другому поводу: никаких современных традиций употребления этой крупы на Полесье нам обнаружить не удалось. По всей вероятности, речь в статье идет о растении Манник обыкновенный или плавающий (Glyceria fluitans).
На Северо-западе Российской империи его даже возделывали как хлебное растение, а крупа из него была известна как прусская, или польская манна. В настоящее время культура манника потеряла свое значение.

Красная «мука»

В 2000 году в Глубокском районе Витебской области произошло событие, во многом схожее с выпадением «Свенцянской манны»: во время сильной бури с дождем и молнией опять-таки в саду на небольшой площади была найдена некая на этот раз «красная мука». Сообщила об этом местная районка «Веснiк Глыбоччыны», но уже в силу последних тенденций, слово «манна» употреблено не было.
Как выяснила журналистка Р. Марцынкевич, произошло это в ноябре, около 7 часов вечера. Над деревней появился ярко-розовый шар, который подпирали «столбы-прожекторы». Один из тех, кто его наблюдал – Андрей Сеньковец – вскоре услышал некий треск, «как будто короткое замыкание». Когда он посмотрел в ту сторону, то увидел, что один из лучей шара упал на воду.
Вскоре шар стал тускнеть и пропал. А. Ф. Апатенок также наблюдала за этим явлением со стороны, но с более дальнего расстояния. Вначале она услышала лай собаки и, выйдя на улицу, увидела «висящий в воздухе огонь», который подпирало два столба. Вскоре огненное облако, которое чем-то напоминало «неправильный» шар, пришло в движение. Сделало остановку над садом, а потом поплыло на восток.
На следующий день обнаружилось, что в саду стволы многих деревьев оказались обсыпаны некой «красной мукой». Причем с одной стороны – с запада. Руки эта «мука» не красила, запаха у нее также не было.

А.Ф. Апатенок показывает место, где обнаружила странную «муку». Фото Вл. Барилы
А.Ф. Апатенок показывает место, где обнаружила странную «муку». Фото Вл. Барилы

Через несколько номеров в той же газете появилась очередная заметка об этом событии, где приводился комментарий Алены Кругловой, сотрудника Станции защиты растений:

«Красный налет на деревьях, по нашему мнению, обыкновенный лишайник. Такое явление в папшичской зоне мы наблюдали и летом. В нормальные годы ослабленные старые деревья покрываются зелеными лишайниками. В этом году лето было сухим, отсюда и красные лишайники. Почему налет образовался с одного боку? Видимо, это воздействие ветра. По папшичскому феномену природы мы связались с научно-исследовательским институтом защиты растений. Заведующий отделом плодоводства Р. В. Супранович подтвердил наши предположения. Более того, рассказал, что такие красные лишайники поселились в этом году в садах Дятловского района».

Версии

В последнем рассмотренном нами случае мы наблюдаем как схожие, так и различные черты с выпадением «Свенцянской манны». «Манна» и «мука» выпадает во время сильного дождя, сопровождаемого молниями (в одном случае, похоже, шаровой) на совсем небольшой площади и почему-то в фруктовом или яблоневом саду.
Есть и различия – это размер манны. Если в первом случае она достигала величины грецкого ореха, то во втором, похоже, представляла собой какую-то порошкообразную субстанцию (однако такого подробного описания, как в 1846 году, в 2000 году не сделали).
Позволим себе здесь высказать еще одну версию о «Свенцянской манне». Вещество в действительности может являться так называемой камедью. Весной и в сухую погоду из микротрещин в коре старых косточковых деревьев (а слива упомянута Г. Римкевичем при описании структуры фитоценоза) появляются капельки жидкости, которые постепенно увеличиваются в размерах и застывают, покрываясь относительно твердой корочкой. Это и есть камедь.
Массовое выделение камеди весной наблюдается вследствие повреждения деревьев морозом (так называемые «морозобойные трещины»), а также жуками-короедами. Последние делают в коре проколы округлой формы, и в них дерево вырабатывает камедь для защиты.
Эту версию мы попросили прокомментировать В. В. Огнева, кандидата сельскохозяйственных наук, доцента кафедры садоводства и хранения растениеводческой продукции ДонГау (РФ):

«Я вспомнил свои детские ощущения от сбора и поедания камеди, которая в больших количествах образовывалась весной на старых деревьях абрикоса, вишни и сливы. Содержимое густело и использовалось детворой в качестве жевательной резинки. Что интересно, в старых насаждениях камеди накапливалось очень много. Часто за несколько лет. Во время дождя, моросящего и теплого, камедь разбухала, становилась слизистой и мутнела.
Если дожди были продолжительными, то сгустки отваливались и постепенно разлагались. Довольно приятный привкус сухой камеди после дождя менялся. Вкус становился пресным и невыраженным. Камедь хорошо растворяется в спирте, но в воде – плохо и не тонет, поскольку легче последней. Различить камедь от дерева могли бы садоводы, но в перечне задействованных к исследованию «свенцянской манны» лиц их не наблюдалось».

Если же это была действительно камедь, то, видимо, в тот год свою роль сыграло определенное сочетание факторов: из-за дождя с бурей камедь могло сорвать с деревьев и раскидать неподалеку от них. А, возможно, в одну из слив даже ударила молния.
Кроме уже высказанного предположения о камеди, можно выдвинуть и такую версию: внезапно налетающие шквалы могут образовываться из смерчей, способных по ходу движения захватывать содержимое вод, в том числе и содержащие агар-агар водоросли или цианобактерии Носток (Nostoc commune) из почвы.
После некоторого нахождения на воздухе их облик и свойства меняются, но также походят на камедь. Носток, например, называемый иногда «дрожалкой», довольно часто встречается на сырой земле. При случайном дожде, дает много студенистого вещества – «зооглею», в виде комков большей или меньшей величины.
Таким образом, некоторые из описанных «манн» удалось однозначно идентифицировать, но другие, несмотря на то, что имеются несколько версий об их происхождении, могут навсегда остаться неопознанными. Возможно, единственно верный ответ смогут найти уже наши потомки, но, надеемся, для этого не придется ждать еще 170 лет…
Опубликовано 15 мая 2018 | Прочтений 644

Комментарии
Периодические издания






Информационная рассылка:

Рассылка The X-Files ... все тайны эпохи человечества



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества