Новый огонь сознания
Новый огонь сознания
Много веков в трудные минуты люди обращаются к Библии. И, казалось бы, давно ставший архаичным текст священной Книги делается "живым" для ищущего истину. Каждое такое соприкосновение меняет его сознание, поднимая над суетой и обыденностью окружающей жизни. С чем же связано такое удивительное воздействие текста Библии? На этот вопрос отвечает Юлий Анатольевич Шрейдер, доктор философских наук, ведущий научный сотрудник российской лаборатории теоретических и прикладных проблем сознания.
- Изучая библейский текст или проповеди, мы узнаем о том, что во времена Христа знания о том, как человек воспринимает происходящие события, уже использовались. Современная наука делает только первые шаги в этом направлении. Это отчетливо понимаешь при изучении символизма религиозных текстов и их воздействия на сознание. Аллегорическими рассказами наполнена вся Библия и особенно Евангелие. Когда ученики спросили Иисуса: "Для чего ты притчами говоришь им?" - тот ответил: "Потому говорю им притчами, что они видя не видят и слыша не слышат и не разумеют, и сбывается над ними пророчество Исайи".
- Чем же отличается текст притч от содержания книг, заполняющих сейчас прилавки магазинов?
- Когда мы читаем притчу, в нас причудливо переплетаются два качества. Это, с одной стороны, заложенное в человеке стремление к свободе выбора, а с другой - жажда веры. Вместе эти качества позволяют нам не столько понять, сколько постичь передающиеся в притчах "живые знания". Смысл такого рассказа двоякий: непосредственный, связанный с описываемой ситуацией, и глубинный, вызывающий измененное состояние сознания. Поэтому описания не должны пониматься буквально. Они вмещают "вневещественное" содержание. Притча не аллегорична, а символична. Для того чтобы рассказ влиял на человека, необходимо оттолкнуться от контекста и по нему, как по мосту, перейти к глубинному смыслу текста.
- Не могли бы Вы пояснить, привести конкретный пример? Вот, например, притча о жертвоприношении Авраама. Мне непонятно, зачем нужна эта бессмысленная жестокость?
- Попробуем разобраться с этой сложной притчей. Аврааму было 100 лет, когда по обещанию Господа Сара, несмотря на преклонные годы, родила сына Исаака. Когда Исаак подрос, Бог приказал Аврааму принести сына во всесожжение. Старец покорился приказу. Вместе с Исааком он поднялся на вершину горы, которую указал ему Бог, построил жертвенник, разложил дрова, связал сына и взял нож, чтобы заколоть его. Но ангел помешал Аврааму принести в жертву Исаака.
Эта притча показывает пробуждение сознания. Она разрушает чувство правоты тех, кто пытается буквально соблюдать закон. Авраам верил, что должен стать отцом великого народа. Он радуется, когда узнает о том, что у него будет сын. Ведь обещание начинает исполняться: у Сары рождается первенец. Что же означает требование принести в жертву сына? Для расшатывания обыденного сознания человеку необходим эмоциональный удар. Таким ударом становится испытание Авраама.
Попытка объяснить поступок Авраама с помощью логики приводит к неудаче: мы видим лишь героические страдания отца и жестокость Бога. Возникающие сомнения - это уже начало перехода в новое состояние сознания. Следующим этапом оказывается волевой акт, который заставляет отказаться от критического анализа и прийти к целостному суждению о феномене. Парадокс веры в том, что для ее обретения нужно отказаться от логики здравого смысла, отвергнуть то, что диктуется культурными традициями.
- Нас учили ничего не брать на веру, все проверять опытом, логикой. Становится не по себе от мысли, что надо переступить через этот барьер.
- Постижение веры - одна из древних проблем христианства. В самом начале пути Христос обращался не к фарисеям и книжникам, перегрузившим себя знаниями и не способным поверить в "живое знание", а к простым рыбакам и презираемым мытарям - тем, кого он называет "нищими духом". Информация - это-своеобразный "первородный грех", мешающий образованному человеку достичь ясного сознания, при котором сомнения исчезают и реальность, открывающаяся в тексте Библии, становится самодостаточной.
Необычайно емко сказал о необходимости такого волевого поступка Федор Достоевский в романе "Идиот". Аглая Епанчина, говоря об ущербности духовного мира Гани Иволгина, характеризует его одной маленькой фразой: "Он на веру решиться не может".
- Когда слушаешь вас или читаешь научный труд о религии, умом, казалось бы, все понимаешь, а вера все-таки не появляется.
- Да, для современного человека, напичканного "морем" ненужной ему информации, это тяжело. Перейти в состояние самодостаточного суждения можно, только приняв как должное высветленный в притчах парадокс. Однако признать реальность парадокса и вверить себя ему - это совсем разные вещи. Культурный человек способен заинтересоваться учением дзен и признать, что за его суждениями открывается новая для него реальность. Это требует лишь интеллектуальных усилий. Другое дело - довериться осознанному парадоксу и отказаться для этого от "охранительного скафандра" культурной традиции.
- И все-таки, зачем нужна притча? Можно ли было обойтись в Священном Писании без нее?
- Библейские притчи нужны не для того, чтобы сообщить, а для того, чтобы потрясти. Притча - это "горящая свеча", передающаяся человеку, чтобы зажечь в его сознании новый огонь. И от нашей воли зависит, сможем ли мы принять этот пламень, бережно сохраненный в веках.Автор: М.Бурлешин
Источник: "Интересная газета. Магия и мистика" №1 2008 г.
Опубликовано 25 января 2008 | Прочтений 4350

Комментарии
Периодические издания






Информационная рассылка:

Рассылка The X-Files ... все тайны эпохи человечества



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества