«Заниматься биотерроризмом в одиночку практически невозможно»
«Заниматься биотерроризмом в одиночку практически невозможно»
Легко ли использовать споры сибирской язвы в террористических целях, что такое агробиотеррор и можно ли собрать биологическое оружие в гаражных условиях, рассказывает сотрудник Института биоорганической химии РАН.

В 2001 году в редакции пяти крупнейших американских СМИ приходят странные письма с порошком. Как оказалось позднее, письма содержали споры сибирской язвы — одной из самых агрессивных инфекций. В итоге вирусом заразились 22 человека, пять из которых погибли. Так в начале XXI века преступники применили биооружие, заставив ученых и специалистов в области безопасности заговорить об угрозе биологических терактов.

Многоликий биотеррор

Человек, считающий, что перенаселение планеты — это катастрофа для планеты, решил очистить ее от лишних людей. Он, обладатель блестящего ума и хорошего финансового достатка, воссоздал вирус чумы и поместил его в контейнер, который спрятал в центральном водоеме Стамбула, города с многомиллионным населением и непрекращающимся потоком туристов. Ему остается только нажать на кнопку, и вирус вырвется на свободу. Этот человек — биотеррорист, но многие о нем просто не узнают, они погибнут в течение нескольких дней после заражения.

Это лишь сюжет и возможное развитие событий вышедшего осенью фильма Рона Ховарда «Инферно», снятого по роману Дэна Брауна. Описанное явление и есть биотерроризм, то есть акт насилия с использованием биологического оружия, например, особо опасного патогена — вируса, бактерии, гриба и других видов.

Российские ученые — Сергей Завриев, сотрудник Института биоорганической химии имени академиков М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН и член международной рабочей группы по биобезопасности Межакадемического совета, и Александр Колесников, сотрудник Института инженерной иммунологии, считают, что заниматься биотерроризмом в одиночку сейчас практически невозможно, поскольку для воспроизведения любого патогена нужны и серьезные средства, и хорошие знания. Тем не менее необходимо иметь в виду, что так называемая гаражная молекулярная биология постепенно развивается благодаря повышению доступности биотехнологий. Поэтому есть вероятность скорого появления небольших подпольных групп или одиночек, незаконно работающих с опасными патогенами.

Но прямые акты против человека не считаются единственной угрозой со стороны биотеррористов. Существует риск уничтожения сельскохозяйственных источников питания, что может на длительный период дестабилизировать системы здравоохранения и продовольственной безопасности целой страны или региона. Однако это не самый удобный путь для вредителей, поскольку террористам необходим скорый и по возможности сильный эффект, а на развитие заболеваний растений и животных нужно длительное время, которое исчисляется неделями.

Биотеррористы не всегда становятся виновниками распространения опасных вирусов, бактерий и грибов. Порой эту работу выполняет сама природа. Средняя оценка мировых потерь урожая, вызванных болезнями и насекомыми, в некоторые годы последних десятилетий XX века находилась в пределах 40%. Например, вирус сибирской язвы, очень живучей инфекции, может естественным образом распространиться среди людей. В период половодий и таяния льда споры оказываются на поверхности земли и с пищей попадают внутрь животного или остаются на его шерсти.

Человек заражается от животного при прямом контакте, касаясь его или потребляя разделанное мясо.

Так и случилось минувшим летом на Ямале: аномальная жара, таяние старых скотомогильников, распространение инфекции, заражение животных и людей. В итоге погибло более 2,5 тыс. оленей, а около 100 человек оказались госпитализированы.

Ликвидация последствий сибирской язвы обошлась властям примерно в 1 млрд рублей.

Угроза биотерроризма возрастает вместе с активным развитием синтетической биологии. Интерес к ней начал усиливаться в начале XXI века, и уже в 2005 году около 40 компаний в мире занимались синтезом генов. Это важное направление науки способно стать катализатором совершенствования сельского хозяйства и медицины, а также помощником в решении вопросов изменения климата и энергетической безопасности. Однако при этом не стоит забывать и о рисках. Некоторые научные лаборатории, занимающиеся реконструкцией генов вируса в целях его дальнейшего изучения, случайно могут выпустить наружу опасную болезнь.

Как отмечают специалисты, важно, чтобы фирмы, которые принимают заказы на синтез генов вируса, были обязаны предварительно проверять образцы с созданными нуклеотидными последовательностями на наличие опасности, возникающей при его утере. Даже если подготовить специальные технические и этические правила для всех таких компаний, то все равно нельзя будет исключить того, что найдутся люди, которые станут использовать информацию в террористических целях.

Как говорить о биотерроризме

Затрагивая проблемы биобезопасности, специалисты обращают внимание на необходимость ограничить распространение информации, имеющей отношение к этим темам. В первую очередь это касается интернета, где сегодня можно при желании найти «рецепты» создания взрывных устройств, компонентов поражающих элементов, местонахождение лабораторий, занимающихся особо опасными инфекциями. Не секрет, что в ряде совершенных терактов, например взрыве на Черкизовском рынке в Москве в 2006 году, преступники использовали способ изготовления взрывного устройства, вычитанный именно в интернете.


Для минимизации рисков, связанных с распространением сведений в области биологии, западные страны разрабатывают концепцию научных исследований, представляющих интерес двойного назначения (Dual Use Research of Concern, DURC). Ее авторы говорят о возможности запрета или ограничения открытой публикации материалов, отнесенных к технологиям двойного действия. В первую очередь здесь имеются в виду технологии, способные стать основой разработки оружия массового поражения или инструментом для осуществления «высокотехнологичных» терактов.

На первый взгляд эта мера выглядит разумной, но недавно впервые за несколько десятков лет ученые описали новый штамм возбудителя ботулизма. Публикация об этом появилась в издании Journal of Infectious Disease, и, согласно концепции DURC, в ней полностью отсутствовала информация о структуре ботулотоксина нового типа.

Эксперту в этой области очевидно, что сообщение о структуре токсина мало чем может помочь потенциальным биотеррористам. Комплекс ботулотоксина и так относительно легко выделить из природного штамма патогена, но зато технически крайне сложно воспроизвести в форме искусственно созданного продуцента, для создания которого и нужна «запрещенная» информация.

Россия практически не участвует в разработке концепции DURC и, с большой вероятностью, в существующих условиях не будет допущена ни к разработкам, ни к обмену результатами работ, рассматриваемых как объект DURC.

Полноценной защиты от биотерроризма не существует

Зарубежные специалисты уверяют, что предупредить биологические атаки — умышленные или естественные — трудно, поскольку патогенным микроорганизмам и вирусам хватает небольшого количества частиц для инфицирования людей.

Для построения эффективной защиты необходимы оперативные сенсорные системы обнаружения патогена. Сегодня такие системы стоят в немногих зданиях мира: на некоторых заводах по производству продуктов питания, таможенных пунктах и ряде других. Они представляют собой специальные фильтры, стоящие на системах отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха.

Фильтры имеют датчики, распознающие потенциально опасные объекты и передающие данные на компьютер в режиме реального времени.

Ученые утверждают, что такие системы необходимо устанавливать повсеместно, поскольку они могут служить превентивными мерами защиты от террористических актов.

В начале 2016 года в некоторые регионы России была внедрена система интеллектуальной поддержки (СИП) — еще один способ выявления и борьбы как с природными эпидемиями, так и с биологическими атаками. СИП «знает» признаки 76 инфекционных заболеваний, а также описание действий 95 отравляющих и опасных химических веществ. После того как в систему вводят перечень симптомов, которые вызывают эти патогены у животных и людей, программа автоматически ставит наиболее вероятные диагнозы, а также прогнозирует дальнейшее развитие ситуации с указанием возможных потерь.

Так система ведет общий мониторинг санитарно-эпидемиологической ситуации и, накапливая данные о локально возникающих заболеваниях, помогает ускорить выявление угроз массового поражения. Однако полевые системы могут охватить лишь небольшую территорию, поэтому, например, случай на Ямале нельзя было предотвратить в полной мере, даже если там была бы установлена необходимая аппаратура.

В России уже давно работает Институт карантина растений и его филиалы по всей стране, которые занимаются мониторингом ввозимых товаров — от цветов до картофеля.

Специалисты института проводят анализ фитосанитарного риска импортируемых товаров и, если обнаруживают в продукции вредный организм, запрещают ввозить его на территорию страны.

Очевидно, что всех этих мер недостаточно, поэтому правительство России недавно сделало заявление о том, что летом 2018 года предполагается открыть первый в стране мониторинговый центр, который будет заниматься сбором информации о биологических угрозах. По предварительным оценкам, стоимость проекта составит 2,2 млрд рублей. Инициатива создания центра говорит о том, что уже на уровне властей признаны важными проблемы биобезопасности.Источник: Газета.ru
Опубликовано 05 января 2017 | Прочтений 696

Комментарии
Периодические издания


Информационная рассылка:

Рассылка The X-Files ... все тайны эпохи человечества



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества