Черная суббота: как U-2 разжег Карибский кризис
Черная суббота: как U-2 разжег Карибский кризис
55 лет назад советские войска сбили над Кубой самолет-шпион США, что едва не стало началом ядерной войны. О подробностях этого события и его роли в Карибском кризисе рассказываем ниже.

В 1961 году США разместили в Турции 15 ракет средней дальности «Юпитер». Оттуда они могли за 10 минут достигнуть городов в западной части СССР, в том числе Москвы, что лишало СССР возможности нанести равноценный ответный удар. К тому же ранее в Италии было развернуто еще 30 «Юпитеров», а в Великобритании — 60 ракет «Тор». С воздуха велась непрерывная разведка территории.


Ответной мерой СССР стала операция «Анадырь», в рамках которой с июня по октябрь 1962 года на Кубе были размещены кадровые военные части и подразделения, на вооружении у которых были в том числе баллистические и тактические ракеты наземного базирования.

Общий ядерный потенциал дивизии в первом пуске мог достичь 70 мегатонн. Дивизия в полном составе обеспечивала возможность поражения военно-стратегических объектов почти на всей территории США.

Так начался Карибский кризис.


До сентября 1962 года американские самолеты облетали Кубу дважды в месяц. Затем полеты пришлось приостановить — во-первых, из-за плохой погоды, во-вторых, из-за опасений президента США Джона Кеннеди, что шпионаж может обострить конфликт между США и СССР. 14 октября полеты возобновились. Американский высотный самолет-разведчик Lockheed U-2, пилотируемый майором Ричардом Хейзером, заснял установленные на острове советские баллистические ракеты средней дальности Р-12. Когда эта информация была доведена до сведения высшего военного руководства США и президента, полеты над Кубой участились.

27 октября 1962 года очередной U-2, пилотируемый майором ВВС США Рудольфом Андерсоном, нарушил воздушную границу Кубы.

Ему была поставлена задача: сфотографировать военные объекты, расположенные на Кубе.

В одно из подразделений ПВО пришло сообщение, что на подлете к Гуантанамо замечен американский самолет-разведчик U-2. Начальник штаба зенитного ракетного дивизиона С-75 капитан Антонец позвонил в штаб Группы советских войск на Кубе генералу армии Иссе Плиеву за инструкциями, но того на месте не оказалось. Заместитель командующего ГСВК по боевой подготовке генерал-майор Леонид Гарбуз приказал капитану ждать появления Плиева. Через несколько минут Антонец вновь позвонил в штаб — никто не взял трубку. Когда U-2 был уже над Кубой, Гарбуз сам прибежал в штаб и, не дождавшись Плиева, отдал приказ уничтожить самолет. Пуск был осуществлен в 10:22 по местному времени.

Офицером наведения был лейтенант Алексей Ряпенко. В книге «Белые пятна Карибского кризиса» Михаила Гаврилова и Валерия Бубнова он так описывает события тех минут:

«Майор Герченов приказал мне: «Цель уничтожить тремя, очередью!» Я перевел все три стрельбовых канала в режим БР и нажал кнопку «Пуск» первого канала. Ракета сошла с пусковой установки. После я доложил: «Есть захват!» Первая ракета уже летела 9-10 секунд, когда командир скомандовал: «Вторая, пуск!» Я нажал кнопку «Пуск» второго канала. Когда разорвалась первая ракета, на экранах появилось облако. Я доложил: «Первая, подрыв. Цель, встреча. Цель поражена!»

После подрыва второй ракеты цель начала резко терять высоту, и я доложил: «Вторая, подрыв. Цель уничтожена!».

Майор Герченов сообщил на КП полка об уничтожении цели N33. Мне он сказал, что я работал спокойно и уверенно. Затем мы вышли из кабины. На площадке собрались все офицеры и операторы. Меня подхватили на руки и начали подбрасывать — это было легко, так как я весил всего 56 килограммов. Оглядываясь назад, могу сказать: мы выполняли свой долг, безоговорочно и до конца. Тогда я не мог знать, что сбитый нами американский самолет будет единственным, что это событие станет переломным шагом в разрешении Карибского кризиса.

Просто в те годы все наше поколение воспитали так, что мы были готовы погибнуть за Родину».

«У нас не было ощущения, что на этом все закончится. Наоборот, мы опасались возмездия», — поделился Ряпенко с корреспондентами «Российской газеты» в недавнем интервью.

Андерсон погиб, когда шрапнель от взорвавшейся боеголовки пробила его высотно-компенсирующий костюм, что вызывало уменьшение давления на большой высоте. По приказу президента Кеннеди, майор Андерсон был посмертно награжден первым Крестом Военно-воздушных сил, Медалью за выдающуюся службу, Пурпурным сердцем и премией Чейни.

Несколько обломков самолета майора Андерсона можно увидеть в музеях Кубы. Двигатель и часть хвоста U-2 хранятся в Музее Революции в Гаване. Правое крыло, часть хвоста и переднее шасси расположены в Музее авиации в Гаване.

Когда Кеннеди узнал, что у Андерсона осталась беременная жена и двое маленьких детей, то решил выразить соболезнования семье лично. Он сам на тот момент был отцом двух малышей примерно того же возраста, что и дети Андерсона.

Кеннеди написал письмо вдове. «Я был глубоко потрясен гибелью вашего мужа во время полета в субботу 27 октября. Его трагическая смерть во имя неотложной национальной задачи — это жертва отважного и патриотичного человека», — подчеркнул президент.


После инцидента мир оказался на пороге ядерной войны. 27 октября окрестили «черной субботой». Военные советники президента Кеннеди требовали немедленно начать вторжение на Кубу. Фидель Кастро убеждал Никиту Хрущева нанести превентивный ядерный удар по США. Многие американцы покидали крупные города, опасаясь скорой советской атаки.

На следующий день были открыты советско-американские переговоры при участии представителей Кубы и генерального секретаря ООН.

Правительство СССР согласилось убрать советские ракеты с территории Кубы при условии, что США гарантируют территориальную неприкосновенность острова и не будут вмешиваться во внутренние дела страны.

Также было заявлено о выводе американских ракет с территории Турции и Италии.

Тело Андерсона после окончания Карибского кризиса было отправлено на родину. Он был похоронен 6 ноября 1962 года.

Самолет Андерсона был не первым U-2, сбитым советскими войсками. В мае 1960 года силы ПВО засекли над Свердловском самолет-шпион, которым управлял летчик Фрэнсис Пауэрс. Задачей Пауэрса было сфотографировать военные и промышленные объекты СССР, в том числе полигон Байконур (тогда — Тюратам) и центр разработки ядерного оружия Арзамас-16, а также записать сигналы советских радиолокационных станций.

Попытки перехватить самолет Пауэрса продолжались несколько часов, однако из-за большой высоты полета этого не удавалось сделать. В итоге было решено открыть огонь. В самолет было выпущено семь ракет. Пауэрсу удалось выбраться из падающего самолета, но когда он на парашюте опустился на землю, то сразу был задержан.

Когда об инциденте стало известно в США, президент Эйзенхауэр пытался доказать, что Пауэрс просто заблудился, выполняя задание метеорологов, однако показания самого Пауэрса и наличие обломков специальной аппаратуры опровергали эти заявления.

Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Пауэрса к 10 годам лишения свободы, но уже в феврале 1962 года его обменяли на советского разведчика Вильяма Фишера (Рудольфа Абеля).Источник: Газета.ru
Опубликовано 27 октября 2017 | Прочтений 598

Комментарии
Периодические издания


Информационная рассылка:

Рассылка The X-Files ... все тайны эпохи человечества



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества