Апокалипсис по договору: как воюют с ядерным оружием
Апокалипсис по договору: как воюют с ядерным оружием
50 лет назад был подписан Договор о нераспространении ядерного оружия. Какие страны отказались его подписывать, почему сложно контролировать ядерные объекты и что грозит нарушителям договора, разбираемся ниже.

12 июня 1968 года Генеральная ассамблея ООН одобрила Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), который 1 июля подписали свыше 40 стран, включая СССР и США. Договор был необходим для того, чтобы препятствовать расширению круга стран, владеющих ядерным оружием. Контроль за выполнением положений договора позволял ограничить возможность развития военного конфликта с применением такого оружия.

Согласно основным положениям документа, государства-участники, обладающие ядерным оружием (таковыми считаются государства, которые произвели и испытали ядерное оружие до 1 января 1967 года) обязуются не передавать никому это оружие или другие ядерные взрывные устройства либо контроль над ними, а также никоим образом не помогать, не поощрять и не побуждать какое-либо государство, не обладающее ядерным оружием, к производству или приобретению ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств либо получению контроля над ними.

Страны, не обладающие ядерным оружием, в свою очередь, обязуются не производить и не приобретать ядерное оружие или контроль над ним.

При этом договор закрепляет неотъемлемое право всех государств-участников развивать исследования, производство и использование ядерной энергии в мирных целях, а также требует обмениваться в этих целях оборудованием, материалами, научной и технической информацией.

На сегодняшний день договор не подписали лишь четыре государства — Израиль, Индия, Пакистан и КНДР.

«Пакистан, Индия, Израиль никогда ДНЯО не подписывали и обладают ядерным оружием. Отказываться от него они не хотят, а других возможностей вступить в ДНЯО нет. КНДР была членом ДНЯО, но решила создать ядерное оружие, поэтому вышла из него. Эти четыре страны сейчас не являются членами ДНЯО. Хрестоматийный пример, когда государство создало ядерное оружие, после чего от него отказалось, свернуло ядерную программу и вступило в ДНЯО, — это ЮАР. Остальные пока не готовы на это пойти», — рассказал «Газете.Ru» консультант ПИР-Центра Андрей Баклицкий.

Несмотря на пользу договора для снижения вероятности возникновения ядерного конфликта, он имеет ряд несовершенств. Так, ДНЯО не слишком тщательно регулирует возможности разработки ядерного оружия в безъядерных странах.

«Есть шестая статья договора, которая говорит, что государства, обладающие ядерным оружием, должны вести в духе доброй воли разговоры о завершении гонки вооружений и разоружении. Но статья очень расплывчата — как, когда и в каком виде государства должны сокращать свои арсеналы, там не написано, и все это остается на совести самих государств. Поэтому неядерные государства очень сильно критикуют ДНЯО за то, что там нет никаких жестких ограничений», — поясняет Баклицкий.

Государства, не подписавшие договор, вообще не имеют практически никаких ограничений.

Отчасти вопрос разработки ядерного оружия в них регулирует Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ). Под его контролем находятся также и страны-участницы договора.

«МАГАТЭ создано как раз для того, чтобы следить за тем, чтобы мирная ядерная программа не становилась военной ядерной программой. Когда весь ядерный материал оказывается под гарантией МАГАТЭ, агентство гарантирует, что мирный материал остается мирным. Чтобы заключать договоры с МАГАТЭ, необязательно быть членом ДНЯО и в принципе, скажем, Израиль или Индия тоже заключают договоры с МАГАТЭ, но только в рамках своей мирной ядерной деятельности», — рассказывает Баклицкий.

Так, например, в Израиле есть два ядерных реактора, один из которых находится под гарантией МАГАТЭ. Специалисты агентства регулярно посещают его с проверками, чтобы удостовериться, что он используется в сугубо мирных целях. Несмотря на то что второй израильский реактор используется для выработки оружейного плутония, хотя бы один из объектов контролируется. По сходному пути пошла и Индия, в 2006 году разбившая ядерную программу на мирную и военную части.

Согласно договору, государство не имеет права отказать представителям МАГАТЭ в инспекции ядерного объекта.

Однако ответственность за то, чтобы сообщить о наличии таких объектов и их количестве, лежит исключительно на самом государстве. В 1991 году, например, вскрылись масштабы ядерной программы Ирака, который вел свои разработки втайне.

После этого был введен дополнительный протокол, согласно которому инспекторы МАГАТЭ могут проверять любые объекты, совершать внеплановые инспекции, собирать образцы на предмет накопления радиоактивных изотопов.

«Проблема дополнительного протокола в том, что он добровольный, и каждая страна сама решает для себя, подписывать его или нет, — поясняет Баклицкий. — И многие страны считают, что это ненужная нагрузка, что это дискриминационно, что ядерные государства вообще обладают ядерным оружием, а мирные безъядерные вынуждены отчитываться или пускать инспекторов.

Инспекторы МАГАТЭ могут затребовать доступ на военные объекты, предполагая, что там могут находиться незаявленные ядерные материалы — и их необходимо туда пустить.

Многие страны, естественно, не хотят допускать на военные объекты посторонних людей. Поэтому дополнительный протокол многие страны до сих пор не ратифицировали».

Не спасет договор и от применения ядерного оружия — он касается лишь вопросов его нераспространения.

Механизма, который бы не позволил, скажем, начать России ядерную войну с США, не существует, отмечает Баклицкий. Этот вопрос будет рассматриваться ООН, но в случае такого конфликта любые разбирательства теряют смысл из-за вероятной гибели человечества.

Тем не менее, ядерному разоружению он действительно способствует — так, на пике «холодной войны» у ядерных держав, в первую очередь СССР и США, были развернуты десятки тысяч ядерных боеголовок. Сейчас у России и США — по 1550 боеголовок.

«Но все равно их еще очень много и достаточно, чтобы нанести друг другу непоправимый ущерб, — считает Баклицкий. — Будет ли продолжаться сокращение их количества — пока непонятно. Последние годы между США и Россией не ведется никаких переговоров по их сокращению».

Также в договоре отсутствуют механизмы наказания нарушителей.

Нет их и у МАГАТЭ — этими вопросами занимается Совет безопасности ООН. При подозрении государства в нарушении договора к нему применяются в первую очередь экономические санкции, а также оказывается международное давление с требованием прекратить ядерную программу. В подобной ситуации оказался Иран, с 2004 года подозреваемый в тайной разработке ядерного оружия.

«Нужно понимать, что решение о том, разрабатывать ядерное оружие или не разрабатывать, принимает каждое государство для себя. И, с одной стороны, есть способы экономической и политической изоляции, давления, но с другой стороны, государство не разрабатывает ядерное оружие просто так. Это сложный дорогостоящий проект, и страны берутся за это только в случае угрозы их безопасности», — рассказывает Баклицкий.

Конференции по рассмотрению действия ДНЯО проводятся каждые пять лет. Среди последних договоренностей, в частности, отказ от строительства новых установок по обогащению урана и выделению плутония, ускорение ядерного разоружения государств-участников ДНЯО, обладающих ядерным оружием, и ужесточение мер, применяемых к странам, выходящим из ДНЯО, незаконно торгующим ядерными технологиями и материалом, и изменение требований по проведению инспекций МАГАТЭ.Источник: Газета.ru
Опубликовано 13 июня 2018 | Прочтений 387

Комментарии
Периодические издания






Информационная рассылка:

Рассылка The X-Files ... все тайны эпохи человечества



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества