Наступление на Идлиб – глобальный спектакль?
Наступление на Идлиб – глобальный спектакль?
Странная гражданская война в Сирии длиться уже 7 лет, с каждым годом вызывая всё больше вопросов военных экспертов. Вопросов там на удивление много...

Первые из них появились еще в самом начале войны, когда социальные сети наводнили многочисленные интервью “бойцов” с местных фронтов. Как сразу обратили внимание люди, имеющие за плечами реальный опыт боевых действий, все позировавшие с гранатометами “бойцы” были странным образом чистые и обутые в какие-то шлепанцы, что немыслимо для боя в черте города. Через пару часов ползания по осколкам бетона и битого стекла даже специально рассчитанная на это армейская форма превращается в грязные лохмотья, в то же время позирующие с оружием люди часто выступали перед прессой в каких-то ситцевых штанах. Ну и в тапочках на босу ногу.

Дальше началось еще интереснее, когда в Сирию пришли Россия, Иран, Турция, США и какая-то коалиция. То есть настоящее столпотворение народов на клочке суши площадью 180 00 квадратных километров. Летом 1944-го года приблизительно такую же площадь имел так называемый «Белорусский балкон»:


Для ликвидации этого выступа была проведена наступательная операция «Багратион», которая длилась с 23 июня по 29 августа 1944 года и по итогам которой была освобождена территория Белоруссии (200 000 квадратных километров), восточной Польши, часть Прибалтики и практически полностью разгромлена группа армий «Центр». То есть за 2 месяца! В то же время на сирийском пятачке какие-то армии бродят хороводами по пустыне в течении 7 лет.

Понятно, что в битве за Белоруссию принимало участие по миллиону человек с каждой стороны, однако болота и леса Белоруссии – это не Сирийская пустыня, по которой как по стадиону могут проехать танки и в которой нет и не может быть никаких партизан. И еще в 1944-м году не было ни спутников, ни БПЛА, ни прочих крутых военных гаджетов. Поэтому у военных аналитиков, наблюдающих за семилетним столпотворением в Сирии, давно свербит в голове вопрос: ну почему же там всё так долго?

Похоже, что этот вопрос беспокоит многих, поэтому американский журналист Robert Fisk решил самолично проехаться в Сирию и посмотреть своими глазами на подготовку наступления на Идлиб:


The Independent: Сирия не скрывает, что она собрала 100 000 военнослужащих вокруг провинции Идлиб для «последней битвы» против своих исламистских врагов. При этом на Западе есть «эксперты», которые говорят нам, что в Идлибе окопалось не менее 30 000 бойцов, однако я подозреваю, что цифра ближе к 10 000.

Так же нам сообщают, что гражданские лица в Идлибе составляют от двух с половиной до трех миллионов душ, которых террористы держат в Идлибе заложниками. Но откуда взята эта цифра? Кто их считал?

Как оказалось после битвы в восточном Алеппо в 2016 году, называемое СМИ число находившихся там гражданских оказалось грубым преувеличением. Возможно, что три миллиона в Идлибе – цифра более правильная, но откуда мы знаем? Откуда мы знаем и что 100 000 сирийских солдат это тоже правильная статистика? Ведь если это так, то Сирия, получается, собрала самую большую армию с момента начала войны!

Дональд Трамп, Меркель, Эрдоган и ООН рассказывают нам всем о предстоящей гуманитарной катастрофе, о массовых убийствах и химическом нападении, за которым последует Армагеддон. Однако когда я течении двух дней катался по сирийским дорогам на первой линии – огромная сирийская сила вторжения оказалась там странно неуловимой.

Я путешествовал с турецкой границы в Кассабе, через Рабию, а также за Журин, а затем по сирийскому военному маршруту от Хамы до Абу-Ад-Духура и через деревни, названия которых не слышали даже, наверное в самой Сирии: Омалхут, Тел Масех, Эванат Ские, Барда, Кафр Абид , Бласса, Альхадеина. Но массированной сирийской армии нигде не было видно. И пока я пытался хоть какие-то войска отыскать, я всё спрашивал себя: ну неужели это действительно начало последней битвы?

Наконец, в районе какой-то на рощи к востоку от Кассаба я неожиданно наткнулся на армаду сирийских войск, насчитывающую 200 военнослужащих. Их командир тут же отправил к нашей машине доблестного мотоциклиста, который с подозрением стал выяснить: что мы здесь делаем? И мы ему объяснили, что хотели бы сделать пару снимков военных людей в блестящих железных касках для хорошей газеты The Independent:


Дорогие читатели, обратите внимание на панораму. Здесь всё что там было – всё попало в кадр. Как видите, кроме арестовавшего нас мотоцикла там нет больше бронетехники, нет ни иранцев, нет «Хезбаллы», нет русских, нет конвоев полевой артиллерии, хотя социальные сети забиты картинами сирийских конвоев, как бы направляющихся в Идлиб.

Единственными крупными силами, с которыми я столкнулся, были мешающие проезду огромные стада овец и вереницы верблюдов. А среди тех солдат, которых я видел ни один не держал на ремне какой-нибудь респиратор или противогаз, что было бы верным признаком неизбежной химической атаки.

В общей сложности я проехал вдоль границы Идлиба около 300 миль. Путешествуя по фронту на военных дорогах, я поднимался на встречающиеся холмы, откуда мог далеко очень видеть. И мне повезло: однажды я видел русский военный вертолет, который приземлился где-то над пустыней около Абу-Ад-Дахура.

Так же я много слышал, что где-то в этом районе есть несколько российских наблюдательных пунктов, но я их так и не обнаружил. И еще один турецкий наблюдательный пост, установленный по соглашениям о деэскалации, я тоже страшно долго искал, но так и не смог найти.

Потом мне повезло в очередной раз, когда мы ехали уже по обратному маршруту. Мы натолкнулись на сорок солдат, сидящих в кофейне из гофрированного железа на территории какой-то огромной авиабазы: там было целых пять вертолетов, радар на колесах и несколько крытых грузовиков. В общем, даже это место было мало похоже на плацдарм для грандиозного наступления на Идлиб.

Подробной карты своего маршрута господин Robert Fisk не приводит, однако группировка в 100 000 сирийских солдат, плюс Иран, плюс Россия и “Хезболла” – это довольно много. На фронте, длиной в несколько сот километров такую армию не замаскируешь и не утаишь. И как пишет Robert Fisk – никаких армий там и в помине нет.

Скорее всего то же самое касается и самого Идлиба: Robert Fisk сообщает, что видел только тянувшиеся до горизонта разрушенные сельские дома, ни людей, ни крепостей террористов он там не узрел даже в оптику. Другими словами в Сирии реально воюют исключительно пресловутые “их там нет”, хотя кто там на самом деле есть – вопрос так и остаётся открытым.
Опубликовано 13 сентября 2018 | Прочтений 804

Комментарии
Периодические издания






Информационная рассылка:

Рассылка The X-Files ... все тайны эпохи человечества



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества